Раскрытие тайны личной переписки и возмещение морального вреда

Судебные решения.РФ Решение по гражданскому делу о неприкосновенности частной жизни, защите личной и семейной тайны и компенсации морального вреда

Раскрытие тайны личной переписки и возмещение морального вреда

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

«07» июля 2011 года город Новокуйбышевск

Новокуйбышевский городской суд Самарской области в составе председательствующего судьи н.И. Шигановой,

при секретаре Е.А. Никишиной,

рассмотрев гражданское дело по иску Чаловой И.В. к Макееву Юрию Анатольевичу о неприкосновенности частной жизни, защите личной и семейной тайны и компенсации морального вреда,

УСТАНОВИЛ:

Чалова И.В. обратилась в суд с иском к Макееву Ю.А.

и просила суд обязать ответчика в течение 14 дней с момента вступления решения суда в законную силу: демонтировать видеокамеру, установленную в коридоре общего пользования, передвинуть видеоглазок на середину двери, компенсировать моральный вред в размере 35 000 рублей, указывая в заявлении, что с ответчиком установлены видеокамера в общем коридоре и видеоглазок на двери без ее согласия. Камера снимает только входную дверь ее квартиры, что нарушает положения ст. 23 Конституции РФ, гарантирующей право каждого гражданина на неприкосновенность частной, личной и семейной тайны. Согласия на сбор и хранение информации о ее частной жизни Макееву Ю.А. она не давала. Ее покой нарушен, она провела немало бессонных ночей, размышляя над тем, что нарушена тайна ее личной и семейной жизни, она испытывает страх, что за ней постоянно наблюдают, что повлекло за собой сильное душевное волнение и нравственные страдания, которые она просит компенсировать в размере 35 000 рублей.

В судебном заседании представители истца Садковский Д.Г. и Чалова О.Г. исковые требования Чаловой И.В. поддержали в полном объеме и пояснили, что между семьями Макеевым и Чаловыми уже на протяжении двух лет сложились неприязненные отношения. Макеевы и ФИО1, являющиеся соседями истицы, неоднократно организовывали обращения в ОВД г.о.

Новокуйбышевск и Новокуйбышевский психоневрологический диспансер с целью опорочить честь и достоинство Чаловой И.В., выставить ее психически нездоровым и опасным для общества человеком. Чалова И.В. является собственницей и она, как собственница, в том числе и общего имущества многоквартирного дома согласия на установку видеокамеры в коридоре общего пользования не давала. Чалова И.В.

считает, что ответчик намеренно установил видеокамеру с целью наблюдения за ее личной жизнью и сбора информации о ней, т.к. камера прямо направлена на входную дверь в квартиру истицы. Соседи ведут круглосуточную запись того, кто и когда приходит в квартиру истицы, в чем она приходит и уходит, сколько отсутствует.

С этой же целью видеоглазок на двери ответчика установлен не по центру двери, а смещен в сторону с целью слежения за истицей. Чалова И.В. не может открыть входную дверь квартиры более чем на 30 градусов, т.к. в противном случае Макеевы могут просматривать квартиру.

Необходимость в установлении видеонаблюдения иначе как с целью собирания информации о личной жизни Чаловой отсутствует, т.к. входная дверь в их крыло на этаже закрывается на кодовый замок, квартира ответчиков оборудована сигнализацией.

Ответчик Макеев Ю.А. с исковыми требованиями Чаловой И.В. не согласился и просил суд отказать в их удовлетворении, т.к. видеокамера и видеоглазок им установлены с целью принятии мер по охране своего имущества. За несколько лет до установления камеры в его квартиру пытались проникнуть воры.

У него несколько камер, две с выходом на лестничную клетку, одна на улицу, направлена на стоянку автотранспорта у дома. Камера и видеоглазок являются бытовыми, а не специализированные технические средства для негласного визуального наблюдения. Чалова И.В. ведет странный, по его мнению, образ жизни. Длительное время не выходит из дома.

Другие жители подъезда заставали Чалову за написанием оскорбительных надписей на стенах подъезда, бросанием зажженных спичек на балкон жилой квартиры, кидание камней из окон квартиры в людей. Стены возле его квартиры так же исписаны оскорбительными надписями. От жителей их подъезда были обращения в ОВД г.

Новокуйбышевска и ПНД с целью принятия мер для предотвращения подобного поведения со стороны истицы, под обращениями ставили подписи он и его супруга.

Установка видеокамер ему обошлась в 25 000 рублей, что является значительным для его бюджета и он произвел данные затраты не с целью собирания информации о Чаловой, а с целью защиты своего имущества от посягательств третьих лиц.

камера снабжена записывающим устройством, но никогда ни он, ни члены его семьи не распространяли информацию о жизни Чаловой, да и на видеозаписях видно как она входит или выходит из квартиры, не более того. Расположение квартиры не просматривается. камера направлена на просмотр подходов к его квартире и лестничную клетку, дверь Чаловой просто попадает в обзор камеры.

В подъезде им вывешена предупреждающая табличка, информирующая о ведении видеонаблюдения. Он не видит разницы между тем, что Чалова в дверной глазок постоянно наблюдает за ним и его семьей и имеет возможность получить информацию о том, кто приходит и во сколько в его квартиру и тем, что ведется видеонаблюдение. Данным обращением в суд Чалова мстит ему и его семье за то, что они подписывали коллективные обращения в милицию и психиатрическую больницу с целью ее принудительного освидетельствования по причине неадекватного поведения последней.

Заслушав стороны, показания свидетелей, изучив материалы дела, суд приходит к следующему.

В соответствии со ст.

23 Конституции РФ, каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени.

Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения.

Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются (ст. 24 Конституции РФ).

В Определении Конституционного Суда РФ от 09.06.

2005 N 248-О содержится определение того, что из себя представляет право на неприкосновенность частной жизни – это право на неприкосновенность частной жизни ( статья 23, часть 1, Конституции Российской Федерации) означает предоставленную человеку и гарантированную государством возможность контролировать информацию о самом себе, препятствовать разглашению сведений личного, интимного характера. В понятие “частная жизнь” включается та область жизнедеятельности человека, которая относится к отдельному лицу, касается только его и не подлежит контролю со стороны общества и государства, если она носит непротивоправный характер.

В ходе данного судебного разбирательства была исследована видеозапись с камеры наблюдения, установленной в квартире Макеева Ю.А.

, на которой видно, что видеокамера направлена в сторону лестничной площадки, четко видно, что просматриваются пути подхода к , акцент на входной двери в квартиру не сделан.

На записи не просматривается расположение квартиры истицы, видно только как в данную квартиру входит человек или выходит из нее.

Таким образом, установлено, что визуальному просмотру доступна только входная дверь квартиры истицы.

Частная личная или интимная жизнь человека не предполагает ее ведение в местах общего пользования – в границах лестничной клетки подъезда дома.

В соответствии со ст.

150 ГК РФ, жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства, право на имя, право авторства, иные личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом.

В п.8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г.

N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а так же деловой репутации граждан и юридических лиц» разъясняется, что судам необходимо отграничивать дела о защите чести, достоинства и деловой репутации (статья 152 Гражданского кодекса Российской Федерации) от дел о защите других нематериальных благ, перечисленных в статье 150 этого Кодекса, нарушенных в связи с распространением о гражданине сведений, неприкосновенность которых специально охраняется Конституцией Российской Федерации и законами, и распространение которых может причинить моральный вред даже в случае, когда эти сведения соответствуют действительности и не порочат честь, достоинство и деловую репутацию истца.

В частности, при разрешении споров, возникших в связи с распространением информации о частной жизни гражданина, необходимо учитывать, что в случае, когда имело место распространение без согласия истца или его законных представителей соответствующих действительности сведений о его частной жизни, на ответчика может быть возложена обязанность компенсировать моральный вред, причиненный распространением такой информации (статьи 150, 151 Гражданского кодекса Российской Федерации). Исключение составляют случаи, когда средством массовой информации была распространена информация о частной жизни истца в целях защиты общественных интересов на основании пункта 5 статьи 49 Закона Российской Федерации “О средствах массовой информации”. Эта норма корреспондируется со статьей 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Если же имело место распространение не соответствующих действительности порочащих сведений о частной жизни истца, то ответчик может быть обязан опровергнуть эти сведения и компенсировать моральный вред, причиненный распространением такой информации, на основании статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В соответствии со ст.

56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Таким образом, Чалова И.В.

, обращаясь в суд за защитой нематериальных благ, перечисленных в статье 150 ГК РФ, должна предоставить суду доказательства распространения о ней сведений, неприкосновенность которых специально охраняется Конституцией Российской Федерации и законами, Макеевым Ю.А.

и что распространением данных сведений ответчиком ей причинен моральный вред. Таких доказательств суду истицей не предоставлено. Аналогично, отсутствуют доказательства собирания ответчиком информации о ее частной, личной или семейной жизни с целью ее дальнейшего распространения.

Довод Чаловой И.В. о том, что ею, как собственницей общего имущества в многоквартирном доме, не давалось согласие на установление Макеевым Ю.А. видеокамеры в общем коридоре, не может быть принят судом во внимание, т.к. в соответствии со ст.

36 ЖК РФ согласие всех собственников общего имущества в многоквартирной доме требуется в случае уменьшения размера общего имущества, установка же видеокамеры не привела к уменьшению общего имущества многоквартирного дома, законодательное урегулирование процедуры установки видеокамер бытового назначения, не связанных с осуществлением оперативно – розыскной деятельности, отсутствует.

В соответствии со ст.

45 Конституции РФ, каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.

Макеев Ю.А., являясь собственником жилого помещения и имущества, находящегося в нем, вправе принимать любые меры, не запрещенные законом к его защите и сохранению, в том числе и установление видеонаблюдения и данное право гарантировано Конституцией РФ.

В соответствии со ст.

1 ГК РФ, гражданские права могут быть ограничены на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Отсутствие объективных доказательств распространения сведений о личной, семейной, интимной жизни истицы ответчиком, а так же предоставление ответчиком доказательств, что в его квартире установлены несколько видеокамер, направленных как на просмотр территории, прилегающей к входной двери квартиры, так и на придомовую территорию, предоставление документов по техническим характеристикам камер, подтверждающих возможность их только бытового использования, указывает на то, что ответчиком установка видеокамер была произведена не с целью нарушения неприкосновенности частной жизни Чаловой И.В. и сбора о ней информации, а в целях обеспечения безопасности своего жилища.

Доказательств установления видеоглазка Макеевым Ю.А. не по центру входной двери с целью собирания информации о Чаловой И.В., стороной истицы суду не представлены.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 194-197 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

В удовлетворении исковых требований Чаловой И.В. к Макееву Юрию Анатольевичу о неприкосновенности частной жизни, защите личной и семейной тайны и компенсации морального вреда, отказать.

Решение суда может быть обжаловано в течение 10 дней с момента изготовления решения суда в окончательной форме.

Мотивированное решение суда изготовлено 12.07.11 года.

Председательствующий : Н.И. Шиганова

Источник: //old.xn--90afdbaav0bd1afy6eub5d.xn--p1ai/bsr/case/2707038

Ответственность за нарушение тайны переписки

Раскрытие тайны личной переписки и возмещение морального вреда

Переписка в социальных сетях постепенно заменяет реальное общение, если раньше можно было просто рассказать другим людям секреты своего друга или знакомого, то теперь можно продемонстрировать полученные сообщения.

Шутки ради некоторые пользователи выкладывают на всеобщее обозрение скриншоты переписки из своего личного аккаунта, WattsAPP или смс-сообщений.

Ответственность за нарушение тайны переписки нести придется, независимо от того, с какой стороны был сделан скриншот.

Законом охраняется тайна переписки и личной жизни. Человек, который предал огласке конфиденциальную информацию, нарушает закон «О персональной информации» и Конституцию РФ.

Безнаказанно обижать других людей нельзя. Нарушитель будет наказан, если потерпевший соберет доказательства и подаст заявление в правоохранительные органы.

Что является нарушением тайны переписки

Нарушение тайны переписки – это нарушение конституционных прав другого человека. В результате информация становится известной посторонним лицам. Предмет преступления – это сведения, которые передаются в письмах, смс-сообщениях, посредством телефонных переговоров.

При этом необязательно, чтобы эти данные нарушали личные и семейные тайны гражданина. Российской Конституцией закреплено право на сохранение тайны личной переписки, телеграфных и остальных сообщений.

Понятно, что сейчас телеграфные сообщения передаются не так часто, как раньше, все больше предпочтение делается в пользу различных мессенджеров. С помощью WatsAp, ВКонтакте и Skype можно бесплатно отправлять сообщения кому угодно. П. 2 ст.

23 Конституции гарантирует гражданину неразглашение его личной переписки. Преступление является оконченным в момент, когда нарушитель ознакомился с чужой перепиской.

Квалифицирующие признаки

Квалифицирующие признаки – это обстоятельства, которые делают преступление еще более опасным. Согласно ч. 2 статьи 138 Уголовного кодекса имеются следующие квалифицирующие признаки:

  1. Использование служебного положения, например, почтальон, телефонист или телеграфист решит нарушить закон.
  2. Использование специальных технических средств, предназначение которых – негласное получение сведений. Это средства для прослушивания переговоров, просмотра почтовых сообщений, изучения документов, перехвати информации, иные приспособления. Весь перечень утвержден постановлением Правительства № 770.

Куда обращаться, образец заявления

Уголовные дела по этой категории относятся к делам частно-публичного обвинения. Это означает, что потерпевшему придется доказать факт нарушений. Для этого необходимо обратиться с заявлением в правоохранительные органы. Заявления подается в полицейский участок.

Порядок составления заявления:

  • указать название полицейского участка;
  • уточнить фамилию, имя и отчество заявителя;
  • адрес регистрации, телефон;
  • написать заявление посередине листа;
  • указать суть нарушений;
  • пояснить, каким образом другой человек нарушает тайну переписки;
  • потребовать принять меры по отношению к нарушителю;
  • поставить дату и подпись.

К заявлению следует приложить доказательства обнародования информации: видеофайлы, оптические, жесткие диски, скриншоты и т.д.

Чтобы получить «железобетонное» доказательство, нужно сделать скриншот, распечатать его и заверить нотариально. Уже в ходе расследования преступления можно исковое заявление направить о возмещении причиненного вреда.

Если сотрудники полиции будут нарушать право граждан и откажутся принимать заявление, то обращаться следует в прокуратуру и суд.

Какая ответственность предусмотрена

Наказание по части 1 ст. 138 УК РФ – это штраф размером до 80 тыс. рублей, обязательные и исправительные работы. По части первой ст. 138 наказаны могут быть лица, которым исполнилось шестнадцать лет.

Более строгие санкции за разглашение информации предусмотрены по ч. 2 ст. 138 Уголовного кодекса – штраф размером до 300 тыс. рублей, обязательные и исправительные работы, арест.

В РФ могут посадить нарушителя за решетку на четыре года, если нарушено право на тайну телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений. Субъекты нарушения – это работники почты и сотрудники правоохранительных органов. Кстати, ответственность за нарушение предусмотрена не только в России, но и иных странах.

На Украине ответственность закреплена ст. 163 УК Украины. Нарушителя могут оштрафовать, отправить на исправительные работы или лишить свободы на семь лет. На территории Казахстана, если нарушить тайну переписки, придется нести уголовную ответственность. Лишить свободы могут за скриншот, выложенный в социальных сетях (ст.

148 УК РК). Если человек получил доступ к информации, благодаря своему служебному положению, срок лишения свободы увеличивается до пяти лет.

Если признаков уголовного деяния нет, то наступает административная ответственность (ст. 13.11 КоАП). Санкции за нарушение:

  • штраф для физических должностных и юридических лиц;
  • предупреждение.

В судебной практике уже имеются примеры, когда граждан наказывают за раскрытие чужих тайн. Дело рассматривал мировой судья города Краснодара. Мужчина и женщина около двух лет жили вместе. Но через некоторое время женщина начала ревновать, подозревать мужчину в изменах.

Она с помощью мобильного телефона своего сожителя получила доступ к мобильному сервису «Личный кабинет». Оформила заявку на свой e-mail для получения детализации телефонных переговоров.

После разрыва с потерпевшим женщина на своем компьютере создала файл, куда сохранила полученную информацию и переписку, которую ее бывший сожитель вел с другой девушкой. Затем она решила окончить деяние: разослала файл со своей страницы контактам в социальной сети.

Суд сделал вывод: тем, что женщина решила разгласить информацию, она нарушила тайну переписки и неприкосновенность частной жизни. Действия квалифицируются по ч. 1 ст. 137 Уголовного кодекса. Наказанием является штраф размером 7 тыс. рублей.

Когда наказания не будет

Есть случаи, когда статья 138 УК РФ не применяется:

  1. Ознакомление работниками связи с текстом сообщений телеграмм или пейджинговых сообщений для отправки получателям.
  2. Ознакомление с электронной почтой отсутствующего сотрудника в силу служебной необходимости. В этом случае наказание будет грозить за распространение полученных другим человеком сообщений.

Важно! Если просмотр личной почты происходит скрытно, без согласия гражданина, то имеет место состав преступления. Когда гражданин знает, что просматривают его личную переписку, и дает на это согласие, то состава правонарушения нет, а значит, не будет и ответственности.

В офисе порядок просмотра почтовой переписки сотрудников должен быть закреплен правилами внутреннего трудового распорядка. С ними нужно ознакомить под роспись каждого сотрудника.

Тогда ответственности за просмотр чужих сообщений не будет.

Если же работодатель не утвердил порядок ознакомления с личной почтой сотрудников, то чтение электронных сообщений будет считаться нарушением конституционных права работников.

По закону, нарушение тайны чужой переписки и телефонных разговоров допускается, если конфиденциальность переписки нарушается для проведения оперативно-розыскных мероприятий. При этом уполномоченные организации обязаны уведомить суд не позднее 48 часов после начала мероприятий.

Ответственность за нарушение тайны переписки Ссылка на основную публикацию

Источник: //ypravo.com/razglashenie/narushenie-tajny-perepiski.html

Читать онлайн Возмещение морального вреда: практическое пособие страница 12. Большая и бесплатная библиотека

Раскрытие тайны личной переписки и возмещение морального вреда

К числу обстоятельств, подлежащих учету как повышающих размер компенсации морального вреда, относятся обстоятельства, отягчающие вину правонарушителя: причинение в процессе изнасилования или иного сексуального действия телесных повреждений, не относящихся к тяжким, заражение венерической болезнью; беременность в результате изнасилования; совершение изнасилования на глазах детей, супруга и иных лиц, чьим отношением женщина дорожит; изнасилование в извращенной форме. К обстоятельствам, понижающим размер компенсации морального вреда, относятся: неспособность потерпевшей (потерпевшего) сознавать характер производимых с нею (с ним) действий ввиду слабоумия, алкогольного или наркотического опьянения; провоцирование женщиной изнасилования.

Нарушение психической неприкосновенности может выражаться в различного рода незаконных воздействиях на психику человека.

Так, продолжая тему правонарушений сексуального характера, в качестве проявлений незаконного психического воздействия выступает понуждение человека к действиям сексуального характера путем шантажа, угрозы уничтожением, повреждением или изъятием имущества, либо с использованием материальной или имущественной зависимости (ст. 133 УК РФ).

При определении размера компенсации морального вреда в этих случаях следует учитывать характер угроз, степень зависимости потерпевшего от причинителя вреда, последствия для потерпевшего в случае его сопротивления.

Б. обратился в суд с иском к казне Российской Федерации о компенсации морального вреда, ссылаясь на то, что приговором районного суда он признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 303, ч. 1 ст. 327 п. “б” ч. 3 ст.

159 УК РФ, и ему назначено наказание в виде лишения свободы сроком 2 года 6 месяцев с отбыванием в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества и штрафа в доход государства в размере 50 000 руб. Он же по п. “б” ч. 3 ст. 159 и ч. 1 ст.

327 УК РФ оправдан.

При новом рассмотрении дела приговором районного суда Б. признан виновным в совершении преступлений.

За отбытием срока наказания Б., согласно указанному Определению от 4 февраля 2004 г., подлежал освобождению из-под стражи, о чем незамедлительно было сообщено начальнику М-222/10, где он отбывал наказание. Однако из-под стражи он был освобожден лишь 27 февраля 2004 г.

Учитывая, что по предъявленным обвинениям Б. на основании постановления следователя от 26 декабря 2000 г. был взят под стражу в этот день, а по приговору суда от 18 апреля 2001 г. срок окончания отбытия наказания истек – 25 июня 2003 г., как указывал истец, он был безосновательно лишен свободы в течение восьми месяцев и двух дней.

В связи с этим Б. просил суд обязать ответчика выплатить ему в счет компенсации морального вреда 1 500 000 руб.

Решением районного суда иск Б. удовлетворен частично, в его пользу постановлено взыскать с Минфина России за счет казны РФ в счет компенсации морального вреда 300 000 руб. (подробнее см. Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 31 июля 2007 г. № 18-В07-58).

Приведенный пример показывает, что несвоевременное освобождение истца из мест лишения свободы является нарушением прав истца и основанием для удовлетворения иска.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда России рассмотрела в судебном заседании дело по надзорной жалобе иски супругов П. и П. к Министерству финансов РФ о возмещении материального вреда и компенсации морального вреда, причиненного незаконными действиями правоохранительных органов.

П. был задержан по подозрению в совершении убийства и в этот же день заключен под стражу.

Приговором городского суда по ч. 1 ст. 105 УК РФ (убийство) П. осужден к девяти годам лишения свободы с содержанием в исправительной колонии строгого режима. Постановлением президиума Верховного суда республики приговор был отменен с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

Мера пресечения в отношении П. избрана в виде подписки о невыезде, затем изменена на содержание под стражей, затем опять на подписку о невыезде. В конце концов постановлением следователя прокуратуры уголовное дело в отношении П.

прекращено ввиду недоказанности его участия в совершении преступления.

Супруги П. и П. обратились в суд с исками о возмещении материального вреда и компенсации морального вреда. Иск П.

обоснован тем, что 2 года 7 месяцев и 7 дней незаконно находился под стражей, под подпиской о невыезде, в местах лишения свободы, страдал от тяжести необоснованного подозрения, обвинения, осуждения.

В период уголовного преследования ухудшилось состояние его здоровья, он болел, испытывал огромное нервное напряжение в связи с подозрением и последующим обвинением в совершении тяжкого преступления.

За это время семья оказалась в бедственном положении, поскольку приходилось занимать крупные суммы денег на юридическую помощь, проведение независимых экспертиз. В связи с этим П. просил возместить ему материальный вред в размере 74 759 руб. 09 коп., в том числе неполученные трудовые доходы в размере 45 808 руб., а также компенсировать моральный вред в размере 155 000 руб.

Гр-ка П.

в обоснование иска ссылается на то, что испытывала нервное напряжение в связи незаконным уголовным преследованием мужа, была вынуждена одна содержать и воспитывать двоих детей, объяснять им, что случилось с отцом, почему его нет рядом, изыскивать средства на оказание юридической помощи мужу, рассказывая о том, что произошло с ним. Ее право на уважение семейной и частной жизни было нарушено, семья была лишена кормильца. В связи с этим П. просила суд возместить ей материальный вред в размере 30 951 руб. 09 коп. и компенсировать моральный вред в размере 100 000 руб.

Районный суд г. Чебоксары, объединив иски в одно производство, взыскал с Министерства финансов РФ за счет казны РФ в пользу П. 50 000 руб. компенсации морального вреда и 1 000 руб. в возмещение расходов на представителя по гражданскому делу; в пользу П. 5 000 руб.

компенсации морального вреда; в пользу П. и П. 10 000 руб. в возмещение расходов за оказание юридической помощи по уголовному делу; в иске П. и П.

в части возмещения расходов на проведение экспертиз, на передачи, на услуги метеоинформации, взыскании неполученных трудовых доходов отказано.

Суд надзорной инстанции посчитал, что решение суда в части определения размера денежной компенсации П. морального вреда подлежит отмене.

Определяя размер компенсации морального вреда П., суд исходил, в частности, из оснований прекращения уголовного дела, а именно “из-за не доказанности участия в совершении преступления (отсутствие оправдательного приговора)”. Однако обстоятельство, по которому прекращено уголовное преследование, не имеет правового значения при определении размера компенсации морального вреда.

Как видно из материалов дела, в отношении П. в течение длительного времени совершались незаконные действия, он незаконно 27 месяцев содержался под стражей и 4 месяца находился под подпиской о невыезде.

Определяя размер компенсации морального вреда, суд не учел в полной мере объяснение П. о том, что в период незаконного применения к нему мер пресечения и отбывания примененной в отношении него меры наказания он болел, что усугубляло его страдания. Это обстоятельство нуждается в исследовании в заседании суда первой инстанции.

Определяя размер денежной компенсации П. морального вреда, суд указал на то, что он определяется с учетом требований разумности и справедливости. Между тем определенный судом размер компенсации морального вреда в 50 000 руб. не соответствует вышеназванным требованиям закона, явно не соразмерен характеру и объему нравственных страданий, которые претерпел П.

В связи с изложенными обстоятельствами СК по гражданским делам Верховного Суда РФ определила отменить решение районного суда и направить дело в части взыскания компенсации морального вреда на новое рассмотрение в тот же районный суд.

Суд, отправляя дело на новое рассмотрение, указал на то, что определенный судом размер компенсации морального вреда явно не соразмерен характеру и объему нравственных страданий, которые претерпел истец в результате незаконного применения к нему мер пресечения и отбывания примененной в отношении него меры наказания.

4. Нарушение права на неприкосновенность частной жизни и права на личную и семейную тайну

Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну (п. 1 ст. 23 Конституции РФ).

Личная и семейная тайна относятся с личным неимущественным правам гражданина и охраняются законом.

Предметом личной и семейной тайны является информация о лице или о семье, закрытая для общего сведения.

Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных разговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений(п. 2 ст. 23 Конституции РФ); на медицинскую тайну (ст.

30, 35 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан); тайну усыновления (ст. 139 СК РФ); адвокат скую тайну [37] ; нотариальную тайну. [38]

Компенсация морального вреда является одним из гражданско-правовых методов защиты вышеуказанных прав.

Раскрытие личной и семейной тайны, например тайны усыновления создают последствия, имею щие необратимый характер, и ставят под удар семейные отношения на неопределенно долгое время.

В случае разглашения семейной тайны может иметь место множественность субъектов, которые имеют право на компенсацию морального вреда, причиненного правонарушителем.

Право на компенсацию будет иметь каждый член семьи, которому разглашением семейной тайны причинены нравственные страдания.

Источник: //dom-knig.com/read_241205-12

В минюсте объяснили, что будет за разглашение переписки в соцсетях

Раскрытие тайны личной переписки и возмещение морального вреда

Узбекистан, Ташкент – АН Podrobno.uz. В последнее время в социальных сетях и других источниках информации все чаще возникают дискуссии о законности раскрытия взаимной переписки и телефонных разговоров между гражданами. В Минюсте дали детальное разъяснение по этому поводу, сообщает корреспондент Podrobno.uz.

Во-первых, на основе статьи 27 Конституции, никто не вправе нарушать тайну переписки и телефонных разговоров иначе как в случае и порядке, предусмотренных законом.

Вместе с тем, это правило закреплено и в статье 10 Закона “О связи”.

Согласно статье 13 Закона “О принципах и гарантиях свободы информации”, не допускается сбор, хранение, обработка, распространение и использование информации о частной жизни, а равно информации, нарушающей тайну частной жизни, тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений физического лица без его согласия, кроме случаев, установленных законодательством.

Таким образом, из приведенных норм ясно, что разглашение тайны переписки (разговоров) запрещается.

Допустим, кто-то раскрыл эту тайну? Какова ответственность предусмотрена за это?

В статье 46 Кодекса об административной ответственности установлена ответственность за разглашение врачебной или коммерческой тайны, тайны переписки и иных сообщений, нотариальных действий, банковских операций и сбережений, а равно иных сведений, которые могут причинить моральный либо материальный ущерб гражданину, его правам, свободам и законным интересам.

Точно также и в статье 143 Уголовного кодекса определена уголовная ответственность за нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, телеграфных или иных сообщений.

Наиболее важным аспектом вопроса ответственности является определение того, кто несет предусмотренную выше прямую ответственность за несоблюдение обязательств по конфиденциальности: лицо, которое участвует в переписке и кому отправлено письмо или сообщение (второй участник) либо стороннее третье лицо, то есть сторона, которая не является участником переписки?

Анализ указанных норм показывает, что ответственность устанавливается только в отношении третьих лиц, а точнее – лиц, которые не являются участниками переписки.

То есть, согласно действующему законодательству, у лица — участника беседы или переписки нет прямой обязанности по закону сохранять конфиденциальность переписки (разговора). Потому, что оно само является участником этой тайны.

Таким образом, информация, раскрытая с согласия одной стороны, то есть одного из двух участников (без согласия другой стороны), не влечет ответственности в отношении стороны, которая раскрыла переписку или телефонный разговор.

Необходимо отметить, что это очень правильно установленное правило.

Иначе, несложно представить ситуацию, когда во всех случаях для раскрытия непосредственным участником переписки, аудио или видеозаписей, особенно с государственными служащими, должностными лицами, приходилось бы получить согласие другой стороны.

Это, в свою очередь негативно повлияло бы на обеспечение прав и свобод граждан, реализацию принципа прозрачности, а также препятствовало бы эффективному функционированию средств массовой информации.

Однако закон не допускает разглашение личных или семейных тайн второго участника. Для этого требуется его согласие.

Это связано с тем, что соответствующие статьи Кодекса об административной ответственности и Уголовного кодекса предусматривают ответственность за разглашение личной или семейной тайны без согласия заинтересованного лица.

То есть при раскрытии информации, которая может считаться личной и семейной тайной, требуется согласие лица, которому эта тайна относится.

Какая именно информация признается личной и семейной тайной, в индивидуальном порядке рассматривается и квалифицируется судебными органами.

Вместе с тем, согласно Гражданскому кодексу, каждое лицо имеет право на судебную защиту своей чести, достоинства или деловой репутации, а также право требовать возмещения ущерба и морального вреда, причиненных в связи с распространением соответствующей информации. Разумеется, в этом случае удовлетворение иска, а также размер ущерба и морального вреда определяется судом.

Исходя из вышеизложенного, становится ясно, что ответственность за разглашение тайны переписки (разговора) напрямую связана с характером тайны и последствиями ее раскрытия.

Хотя нет возможности привлечь к ответственности участника переписки (разговора) по статьям, устанавливающим санкции за нарушение тайны переписки, но от него можно в судебном порядке потребовать возместить убытки и моральный ущерб, нанесенные в результате разглашения тайны переписки.

В этом случае, естественно, учитываются предварительные соглашения по сохранению тайны переписки, направленных ответчику со стороны истца, и возможные взаимные обязательства сторон.

Во-вторых, в некоторых случаях допускается разглашение переписки и телефонных разговоров граждан независимо от их согласия.

К примеру, в соответствии со статьей 169 Уголовно-процессуального кодекса, если собранные по делу доказательства дают достаточно оснований, что могут быть получены сведения, имеющие значение для дела, дознаватель, следователь вправе вынести постановление о прослушивании переговоров, ведущихся с телефонов и других переговорных устройств. Это может производиться и по определению суда.

Можно привести статью 16 Закона “Об оперативно-розыскной деятельности”. Согласно этой статье, проведение оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих права на тайну переписки, иных переговоров, почтовых, курьерских отправлений, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по каналам связи, а также право на неприкосновенность жилища, допускается на основании соответствующей санкции.

Другими словами, сведения могут быть разглашены уполномоченным лицам и в результате оперативно-розыскной деятельности. Чтобы получить эти доказательства в законном порядке, необходимо соблюдать соответствующие правила. В противном случае, полученные сведения будут считаться раскрытыми с нарушением законодательства об оперативно-розыскной деятельности.

Эти нормы означают, что вышеупомянутым должностным лицам по закону разрешено ознакомиться с содержанием переписки граждан, независимо от их согласия, для раскрытия преступлений, совершенных или планируемых к совершению, когда на это есть основания.

В-третьих, если взглянуть на зарубежный опыт, то согласно статье 138 Уголовного кодекса Российской Федерации нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений граждан наказывается штрафом в размере до 80 тысяч рублей или в размере заработной платы осужденного за период до 6 месяцев, либо обязательными работами на срок до 360 часов, либо исправительными работами на срок до одного года.

Важно отметить, что ответственность за нарушение тайны переписки распространяется только на третьих лиц. Ответственность не распространяется на лиц, которые являются участниками переписки. Это было подтверждено и Верховным судом России.

Ответственность за нарушение конфиденциальности переписки, телефонных разговоров, почтовых, телеграфных или других сообщений определена статьей 148 Уголовного кодекса Казахстана, статьей 146 Уголовного кодекса Таджикистана, статьей 147 Уголовного кодекса Туркменистана.

В соответствии с Правилами конфиденциальности и электронных коммуникаций Великобритании, информация о звонках, переписке и местонахождении пользователей должна содержаться в тайне.

Нарушители этих правил в большинстве случаев привлекаются к уголовной ответственности, а руководители предприятий или организаций могут быть оштрафованы на сумму до 500 тысяч фунтов стерлингов.

Статья 203 Уголовного кодекса Германии устанавливает ответственность за нарушение личной тайны. В соответствии с частями 32 и 34 Кодекса, граждане могут записывать телефонные разговоры для личной защиты.

Верховный суд Канады в рамках дела Мараках, рассмотренном в кассационном порядке, признал, что приведенные полицией доказательства (телефон партнера изъят без санкции суда, несколько сообщений, посланных с него, использованы в качестве улики) добыты с нарушением тайны переписки, и вынес оправдательный приговор. Это, в свою очередь, означает, что переписка в этой стране может быть раскрыта только с согласия соответствующих лиц или с санкции суда.

Вторая часть 511 раздела 18 Кодекса законов США запрещает хранение и разглашение сообщений проводной, устной или электронной связи. Кроме того, возможно разглашать переписку или разговоры с согласия одного из лиц, которые их осуществили. Это федеральная норма в США.

На основании вышеизложенного можно сделать следующие выводы:

– тайна переписки, телефонных разговоров является конституционным правом каждого человека;

– административная или уголовная ответственность за нарушение конфиденциальности переписки (разговоров) возникает только для третьих лиц, не являющихся участниками общения;

– ответственность для лица, являющегося участником беседы, может возникнуть только из свойств и последствий тайны (семейная, личная тайна и т. д.);

– сторона имеет право обращаться в суд для рассмотрения вопроса определения вины другого собеседника, возмещения ущерба и морального вреда, причиненных в результате раскрытия тайны данной стороной. Суды осуществляют правовую оценку каждой отдельной ситуации по конкретному делу.

Источник: //news.myseldon.com/ru/news/index/229337816

Чем грозит раскрытие личных секретов граждан в интернете

Раскрытие тайны личной переписки и возмещение морального вреда

Разглашать чужие личные секреты – совсем не безобидное дело. В этом убедилась 29-летняя жительница города Канаш в Чувашии, разместившая в соцсети снимки своей знакомой.

И вот на днях против нее возбудили уголовное дело. Дама подозревается в совершении преступления по части 1 статьи 137 Уголовного кодекса – “распространение сведений о частной жизни лица, составляющих личную тайну, без его согласия”.

По данным следствия, апрельским вечером девушка “из личной неприязни” разместила фото своей знакомой, содержащие сведения о ее частной жизни. На них бывшая подруга выглядела далеко не в лучшем виде. В СКР подчеркнули: снимки были доступны для просмотра “неограниченному кругу лиц”.

За непристойную переписку с детьми в интернете посадят в тюрьму

Спустя два дня на другом конце страны во Владимирской области суд пожалел школьницу, обвиненную так же в нарушении неприкосновенности частной жизни сверстника, и прекратил ее уголовное преследование по амнистии. Ученица из дома зарегистрировала в “Одноклассниках” и “ВКонтакте” страницы с личными данными 15-летнего мальчика.

Следствие заключило: “для просмотра неограниченным кругом лиц разместила имевшиеся у нее фотографии приватного характера с изображением подростка”. И отправляя дело в суд, СК подчеркнул: “таким способом обвиняемая решила осознанно унизить честь и достоинство мальчика в глазах одноклассников”. У девочки это получилось.

Нехорошие снимки увидели не только посторонние, но и родители мальчика. Они-то и пошли в Следственный комитет.

Теперь уголовное дело против несовершеннолетней прекращено “по не реабилитирующим основаниям”. Это значит, что история с фотографиями еще может очень серьезно аукнуться в ее будущей жизни.

А в сегодняшней ее родителям еще придется заплатить за дочь, так как в суде представители потерпевшего выразили однозначное намерение взыскать причиненный им моральный вред в гражданском суде.

Второй суд уже назовет сумму морального ущерба.

Еще спустя неделю подразделение Следственного комитета предъявило обвинение 28-летнему жителю города Мирный, которого подозревают в вымогательстве и нарушении неприкосновенности частной жизни. Он нашел флешку, на которой был видеофайл.

А на нем (процитируем следствие) – “сведения об интимных отношениях жены другого мужчины до замужества”. Обладатель находки вместо того, чтобы выбросить чужое грязное белье, решил заработать: через соцсеть “ВКонтакте” связался с героем ролика и, угрожая обнародованием компромата, потребовал за видео 100 тыс. рублей.

Денег ему не дали, и он выложил грязь в Сеть. Получил две уголовные статьи. Судя по всему, срок ему грозит реальный.

Интернет-воры будут ловить своих жертв на пиратских сайтах

А житель Тулы взломал страничку бывшей жены, чтобы найти “доказательства” против нее для суда. В суде в те дни решался вопрос, где будет жить их 6-летний сын.

Предприимчивый отец представил скопированную переписку бывшей супруги в суд в качестве доводов в свою пользу. Та сочла эти действия незаконными и подала в суд. Теперь мужчину обвиняют в нарушении тайны переписки, неправомерном доступе к охраняемой законом информации.

Тем, кто тащит в Сеть компромат на друзей, знакомых и бывших супругов, небезынтересно будет узнать, что, кроме уголовной статьи, распространение порочащей информации может оказаться основанием для взыскания с виновного морального вреда. Сумма при грамотном подходе к ее расчету может оказаться внушительной.

Справка “РГ”

Статья 137 Уголовного кодекса РФ “Нарушение неприкосновенности частной жизни” карает за незаконное собирание и распространение сведений о частной жизни гражданина, составляющего его личную или семейную тайну и сделанную без его согласия.

Минимальное наказание – штраф в 200 тыс. рублей, обязательные или исправительные работы до года. Возможен и арест. Но если кто-то занимался распространением сведений о частной жизни гражданина без его согласия, используя свое служебное положение, то штраф вырастет до 300 тыс., и можно сесть на полгода в тюрьму.

Сколько стоит обида

Что нужно учитывать при составлении иска о возмещении морального вреда?

Власти предложили приравнять к персональным данным аккаунт в соцсети

Моральный вред может заключаться в нравственных переживаниях от раскрытия семейной, личной тайны. Он компенсируется только рублем. Устные извинения надо было приносить раньше. И в последние годы суды страны научились серьезно наказывать обидчика за чужие тайны материально.

Если требование истца вытекает из нарушения неимущественных прав, то оно не имеет срока исковой давности.

Окончательный размер компенсации определяет, конечно, суд. Но чем больше доказательств истец сможет привести в обоснование своих требований, тем большую компенсацию он в итоге получит.

В качестве подтверждения физических и нравственных страданий могут выступать доказательства, полученные из объяснений сторон и третьих лиц.

Имеют вес рассказы свидетелей, письменные и вещественные доказательства, аудио- и видеозаписи, заключения экспертов.

Безусловно, свидетельские показания играют важную роль, но не решающую.

Нелишне будет обращение к врачу-психиатру, который зафиксирует у пострадавшего расстройство психики, бессонницу или депрессию, если они имели место быть. Это поможет увеличить размер компенсации.

Вызовы скорой, если поднималось давление или было плохо, рецепты на лекарства – все это полноценные доказательства в пользу потерпевшего.

Источник: //rg.ru/2015/05/14/sekrety.html

Юрист Лукин