Прекращение уголовного дела по амнистии

Прекращение уголовных дел на стадии предварительного расследования (стр. 3 из 6)

Прекращение уголовного дела по амнистии

Вследствие акта амнистии уголовное дело на стадии предварительного расследования подлежит прекращению, если выяснится, что расследуемое преступление подпадает под действие акта высшего органа государственной власти (в наше время и в нашей стране — Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации), который принимается в отношении индивидуально неопределенного круга лиц и который, не отменяя уголовного закона, карающего за данное преступление, предписывает прекратить начатое уголовное преследование, а если оно еще не начато, то и не начинать его. В отличие от акта помилования, относящегося к одному конкретному лицу или к нескольким, но всегда индивидуально определенным лицам, акт амнистии носит нормативный характер. Он всегда касается целой категории преступлений или групп субъектов, не обозначенных индивидуально. Эти категории определяются по различным признакам: по составу или тяжести совершенного преступления, по признакам субъекта преступления и т. д.

По общему правилу акт амнистии распространяется на преступления, совершенные до его издания.

К лицам, совершившим длящиеся преступления, амнистия применяется лишь в том случае, если весь комплекс действий, составляющих это деяние, был реализован до даты установленной актом амнистии (дата издания, дата вступления в законную силу).

Поэтому действие лица, например, совершившего побег из-под стражи, не подпадает под амнистию, если оно не было задержано или не явилось с повинной на момент, указанный в акте амнистии.

Аналогичен механизм действия акта амнистии и в отношении продолжаемых преступлений: этот акт применяется лишь в том случае, если преступное действие совершено до издания акта амнистии или даты, специально указанной в этом акте, и не применяется, если хотя бы одно из преступных действий было совершено после его издания или позже указанной даты[3].

Освобождение от уголовной ответственности вследствие акта амнистии означает прощение государством виновного, а не его реабилитацию.

В силу этого обстоятельства уголовно-процессуальный закон устанавливает, что прекращение уголовного дела вследствие акта амнистии не допускается, если подозреваемый или обвиняемый против этого возражает. В этом случае производство по делу продолжается в обычном порядке.

Это значит, что следователь, несмотря на акт амнистии, должен завершить производство по делу составлением обвинительного заключения и направить дело прокурору, а тот — в суд, где в условиях гласного судебного разбирательства обвиняемый получает максимальные возможности добиваться своей публичной реабилитации. От наказания же он по-прежнему надежно огражден актом амнистии. И если даже суд признает обвиняемого виновным, он обязан вынести обвинительный приговор с освобождением осужденного от наказания.

Непричастность подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления как основание прекращения уголовно-процессуального производства означает, что:

сам факт преступления имел место, он доказан;

в деле имеется подозреваемый или обвиняемый;

установлено, что инкриминируемое преступление совершено не

подозреваемым или обвиняемым, а другим лицом.

Разновидность подобной ситуации выражается в том, что:

сам факт преступления имел место, он доказан материалами дела;

в деле имеется подозреваемый или обвиняемый;

собранных доказательств недостаточно для достоверного вывода о том, что расследуемое преступление совершено подозреваемым, обвиняемым, а не кем-либо другим;

все возможности для собирания дополнительных доказательств полностью исчерпаны.

В силу презумпции невиновности и вытекающих из нее правил о том, что все неустранимые сомнения толкуются в пользу подозреваемого и обвиняемого, а недоказанная виновность равнозначна доказанной невиновности, вывод о недоказанности участия лица в преступлении равнозначен выводу о его непричастности к преступлению.

По данному основанию прекращается не все производство по уголовному делу, а только уголовное преследование в отношении конкретного лица.

Поскольку преступление остается нераскрытым, расследование по нему должно быть продолжено, а когда процессуальные возможности раскрытия будут исчерпаны, производство по уголовному делу подлежит приостановлению ввиду неустановления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого.

Согласно статье 25 УПК, озаглавленной «Прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон», суд, прокурор, а также следователь и дознаватель с согласия прокурора вправе на основании заявления потерпевшего или его законного представителя прекратить уголовное дело в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести в случаях, предусмотренных статьей 76 УК. данной статьи УПК развивает в уголовно-процессуальном аспекте содержание уголовно-правовой нормы, закрепленной в статье 76 УК, но не вполне согласуется с последней, потому что в ней речь идет об освобождении от уголовной ответственности лиц, совершивших преступления только небольшой степени тяжести. До прекращения уголовного дела за примирением сторон виновный обязан загладить вред, причиненный преступлением. Если речь идет о вреде имущественном, то есть об убытках, заглаживание означает их возмещение путем денежной компенсации или восстановления своими силами и за свой счет поврежденного имущества. Моральный вред может быть заглажен извинениями и адекватно «громким» опровержением не соответствующих действительности и порочащих сведений, от которых в соответствующих кругах пострадала честь или деловая репутация (имидж, реноме) потерпевшего.

В соответствии с действующим гражданским законодательством моральный ущерб, причиненный преступлением, может быть компенсирован и в денежной форме. Прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон даже при соблюдении всех требуемых законом условий не является обязательным исходом данного дела.

Суд, прокурор, следователь и дознаватель вправе принять решение о таком прекращении, но вправе и направить уголовное дело для рассмотрения в суде в обычном порядке.

Такое решение может быть мотивировано любым соображением публичного свойства (сложная криминогенная обстановка, сомнение в добровольном характере заявления потерпевшего о примирении, отчетливо выраженный кабально «покупной» характер примирения и др.).

Согласно статье 26 УПК, озаглавленной «Прекращение уголовного дела в связи с изменением обстановки», суд, прокурор, а также следователь и дознаватель с согласия прокурора вправе прекратить уголовное дело в отношении лица, против которого впервые осуществляется уголовное преследование по подозрению или обвинению в совершении преступления небольшой или средней тяжести, если будет установлено, что в связи с изменением обстановки данное лицо или совершенное им деяние перестало быть общественно опасным. Данная статья также интерпретирует уголовно-правовую норму об освобождении от уголовной ответственности в связи с изменением обстановки(статья 77 УК). Главные обстоятельства, образующие основания для прекращения уголовного дела на основании комментируемой статьи, выражаются в том, что к моменту принятия решения о таком прекращении изменилась обстановка, в силу чего: а) данное лицо перестало быть общественно опасным или б) перестало быть общественно опасным совершенное им деяние. В уголовно-правовой литературе по первому случаю приводятся следующие иллюстрации: а) лицо, совершившее преступление, призвано на действительную военную службу; б) из-за тяжелой травмы, полученной в результате несчастного случая, виновный в преступлении оказался прикованным к больничной постели и находится между жизнью и смертью; в) виновный в преступлении впоследствии совершил героический поступок[4].

Согласно статье 28 УПК, суд, прокурор, а также следователь и дознаватель с согласия прокурора вправе прекратить уголовное преследование в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, в случаях, предусмотренных статьей 75 УК.

Эта статья (часть первая) гласит, что лицо, впервые совершившее преступление, может быть освобождено от уголовной ответственности, если после совершения преступления оно добровольно явилось с повинной, способствовало раскрытию преступления, возместило причиненный ущерб или иным образом загладило вред, причиненный в результате преступления.

Основание для такого освобождения от уголовной ответственности и прекращения уголовного преследования называется деятельным раскаянием.

Указанные последними в общем списке три основания прекращения уголовного преследования в определенном отношении однородны. Их применение означает отсутствие особого условия, предусмотренного законом для осуществления уголовного преследования:

членов Совета Российской Федерации и депутатов Государственной Думы Федерального Собрания РФ;

Генерального прокурора Российской Федерации;судей Конституционного Суда Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации, Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, судьи федерального суда общей юрисдикции и федерального арбитражного суда;

иных судей;

депутатов законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации;

Источник: //mirznanii.com/a/31469-3/prekrashchenie-ugolovnykh-del-na-stadii-predvaritelnogo-rassledovaniya-3

Возмещение ущерба при отсутствии реабилитации

Прекращение уголовного дела по амнистии

По бытующему мнению, прекращение уголовного дела (уголовного преследования) по нереабилитирующим основаниям (п. 3 ч. 1 ст. 27 УПК РФ) неминуемо влечет обязанность обвиняемого лица возместить вред, причиненный преступлением. Тем более когда уголовное дело прекращено в связи с применением акта амнистии.

Каждая амнистия, в том числе и последняя, предусматривает обязанность такого возмещения.

В соответствии с п. 12 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации шестого созыва от 24 апреля 2015 г.

№ 6576-6ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов», лица, подпадающие под действие Постановления об амнистии, не освобождаются от обязанности возместить вред, причиненный в результате совершенных ими противоправных действий.

Согласие на амнистию – не признание вины
Согласно требованиям ч. 2 ст. 27 УПК РФ прекращение уголовного преследования вследствие акта амнистии не допускается, если обвиняемый против этого возражает.

На основе толкования данной нормы в правоприменительной практике сложилось убеждение, что если обвиняемый не признает вину на стадии предварительного расследования, то на прекращение уголовного преследования он не должен соглашаться и обязан добиваться установления истины по делу в судебном порядке, пройти всю процедуру судебного разбирательства, получив мнение государства о его вине в виде приговора (обвинительного или оправдательного). А раз уж обвиняемый согласен с прекращением уголовного дела по таким основаниям, значит, он по умолчанию не возражает против предъявленного ему обвинения, независимо от того, признавал фактически вину или нет.

Тем не менее согласие на применение акта об амнистии не подразумевает наличие признания преследуемого лица во вменяемом ему преступлении и не влечет его безусловную обязанность возмещения соответствующего вреда.

В рамках уголовного дела
В отношении моей подзащитной Л.

, обвиняемой в причинении в составе группы лиц по предварительному сговору имущественного ущерба в особо крупном размере, в сумме 3 млрд рублей, ПАО «Банк “Санкт-Петербург”» (далее – Банк), т.е.

в совершении преступления, предусмотренного подп. «а», «б» ч. 2 ст. 165 УК РФ, уголовное преследование прекращено в октябре 2015 г. в связи с применением акта амнистии.

Органами следствия генеральный директор ООО «М-Т» (далее – Общество) Л. обвинялась в том, что, действуя по предварительному сговору с бывшими учредителями, приняла на Общество по договору цессии долги группы компаний «Рубеж» по кредитам перед Банком на сумму 3 млрд рублей и получила от Банка кредит на указанную сумму для оплаты этой задолженности.

Не поставив в известность Банк, после заключения договора цессии и до получения кредита она оформила с соучастниками договор о прекращении обязательств новацией, благодаря которому освободила их, а также принадлежащее им имущество от обязательств поручительства и залогового обременения перед Обществом.

Данные обязательства были заменены ничем не обеспеченными договорами займа, взыскание по которым не представилось возможным.

Узнав об утрате Обществом обязательств залога и поручительства и об отсутствии возможности возвращения полученного кредита, Банк посчитал себя обманутым и обратился в правоохранительные органы с заявлением о преступлении. После возбуждения уголовного дела соучастники преступления были задержаны, предъявлено соответствующее обвинение.

Моя подзащитная в ходе следствия вину не признавала, но в октябре 2015 г. согласилась на прекращение в отношении нее уголовного преследования в связи с применением акта амнистии.

Уголовное дело в отношении соучастников было направлено в суд для рассмотрения по существу, при этом, поскольку в рамках этого дела Банком был заявлен гражданский иск солидарно ко всем обвиняемым о взыскании ущерба, причиненного преступлением, в отношении Л. суд не стал отменять статус гражданского ответчика, сохранил обеспечительные меры в виде ареста на ее имущество. Данное решение уголовного суда обжаловалось, однако было оставлено в силе.

В рамках гражданского судопроизводства
Вместе с тем Банк, понимая, что Л. в рамках уголовного дела к уголовной ответственности привлечена не будет, не желая терять ее в качестве ответчика и отказываться от арестованного у нее имущества, в ноябре 2016 г.

дополнительно обратился в порядке гражданского судопроизводства с иском к Л., в котором содержались аналогичные требования о взыскании с нее всего размера причиненного ущерба. Среди доказательств правильности своей позиции Банком было представлено суду постановление о прекращении уголовного дела в отношении Л.

, вынесенное органом следствия в связи с амнистией.

При рассмотрении гражданского дела по существу стороне ответчика удалось опровергнуть доводы Банка о том, что он вправе был рассчитывать на имущество, утраченное Обществом в результате заключения соглашения о прекращении обязательств новацией, в качестве обеспечения по вновь выданному кредиту. Были также представлены доказательства того, что новые кредитные обязательства обеспечивались иным имуществом, товаром в обороте и обязательствами третьих лиц.

Банк же, напротив, подтвердить свои доводы не смог. Кроме того, по требованию суда не представлено даже кредитное досье заемщика ООО «М-Т», в котором характеризуется хозяйственно-экономическое состояние заемщика и оцениваются перспективы его развития с возможностью гасить кредит в запрашиваемом лимите.

Суд счел доводы стороны ответчика более убедительными и в марте 2017 г. в удовлетворении исковых требований Банка отказал в полном объеме, арест с имущества ответчика снял. При этом суд указал, что постановление о прекращении уголовного дела в связи с актом амнистии в силу положений ст.

61 ГПК РФ не имеет преюдициального значения для суда при разрешении гражданского иска о возмещении вреда и подлежит оценке наряду с представленными по делу доказательствами в их совокупности, поскольку в соответствии с ч. 1 ст.

14 УПК РФ обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана и установлена вступившим в силу приговором суда.

Кроме того, суд сослался на Постановление Конституционного Суда РФ от 28 октября 1996 г. № 18-П, в соответствии с которым решение о прекращении уголовного дела не подменяет собой приговор суда и, следовательно, не является актом, устанавливающим виновность обвиняемого в том смысле, как это предусмотрено ст. 49 Конституции РФ.

Согласно Определению Конституционного Суда РФ от 15 мая 2008 г.

№ 501-О-О, для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор по уголовному делу, обязательным является только приговор, вступивший в законную силу, и только по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом (ст. 61 ГПК РФ).

Следовательно, отнесение на основании ч. 1 ст. 71 ГПК РФ постановления о прекращении уголовного дела к письменным доказательствам по гражданскому делу не предполагает обязанность суда признавать без дополнительной проверки те или иные обстоятельства, изложенные в этом постановлении.

//www.youtube.com/watch?v=RJpN1r8TD6A

Суд апелляционной инстанции в августе 2017 г. согласился с выводами суда первой инстанции и оставил в силе его решение в полном объеме.

Статус гражданского ответчика прекращен
Дополнительно отмечу, что по результатам рассмотрения уголовного дела в отношении Л., благодаря решению гражданского суда, статус гражданского ответчика прекращен, в удовлетворении исковых требований Банка к Л. отказано, арест с имущества, наложенный уголовным судом, снят.

В отношении же соучастников Л. вынесен обвинительный приговор, исковые требования Банка удовлетворены.

Таким образом, прекращение уголовного дела в отношении лица не влечет безусловную его обязанность возмещения вреда, причиненного преступлением, поскольку в гражданском процессе необходимо доказать не только факт причинения ущерба, но и причинно-следственную связь между действиями ответчика и наступившим вредом.

Источник: //www.advgazeta.ru/mneniya/vozmeshchenie-ushcherba-pri-otsutstvii-reabilitatsii/

Юрист Лукин