Отменит ли апелляция решение суда, вынесшего его ссылаясь на другие нормы закона по ошибке?

Процессуальный порядок и последствия отмены судебных решений в апелляционной и кассационной инстанции

Отменит ли апелляция решение суда, вынесшего его ссылаясь на другие нормы закона по ошибке?

Гойденко Е.Г., старший преподаватель Калужского филиала Российской правовой академии Министерства юстиции.

Необходимым условием для отмены не вступившего в законную силу судебного решения является его обжалование в установленном законом порядке лицами, которым закон предоставляет такое право.

В современном гражданском процессуальном законодательстве таким правом наделены лица, участвующие в деле, в том числе прокурор, участвующий в деле (ст. ст. 320, 336 ГПК РФ).

Прокурор, если он участвует в деле, вправе принести апелляционное или кассационное представление на не вступившее в законную силу решение суда.

Иные лица, участвующие в деле, обжалуют решение подачей апелляционной или кассационной жалобы, в зависимости от суда, принявшего решение (мировой или федеральный). Отмена необжалованного решения или обжалованного лицами, не наделенными правом обжалования, противоречит не только закону, но и основополагающим принципам гражданского процессуального права – состязательности и диспозитивности.

Отмена судебного решения в апелляционной и кассационной инстанции основывается на исследовании содержания жалобы (апелляционной, кассационной), возражений относительно ее, судебного решения и материалов дела.

Стороны и другие заинтересованные лица имеют право участвовать в процессе проверки, защищая свои интересы.

В российской системе установлен разный порядок проверки судебных решений, не вступивших в законную силу, вынесенных мировыми и федеральными судами.

Решения мировых судов проверяются в апелляционном порядке. Апелляционное производство построено по модели полной апелляции, т.е. стороны вправе ссылаться на новые факты, представлять новые доказательства, вносить новые возражения, суд не имеет права при отмене судебного решения передать дело для нового рассмотрения в суд первой инстанции.

Решения федеральных судов проверяются в кассационном порядке. В соответствии со ст. 347 ГПК РФ суд кассационной инстанции проверяет законность и обоснованность решений суда первой инстанции, исходя из доводов, изложенных в кассационных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

В интересах законности суд вправе проверить решение в полном объеме.

В процессе проверки суд оценивает имеющиеся в деле, а также дополнительно представленные доказательства, если признает, что они не могли быть представлены стороной в суд первой инстанции, подтверждает указанные в обжалованном решении суда факты и правоотношения или устанавливает новые факты и правоотношения.

При осуществлении проверки судебных решений большое значение имеют критерии, при помощи которых можно проверить их правильность. Понятие “критерий” (греч. kriterion – “мерило для оценки чего-либо”) определяется философами как средство для проверки истинности или ложности того или иного утверждения . Такими критериями в гражданском процессе являются основания к отмене решения суда.

Философский словарь / Под ред. И.Т. Фролова. М., 1981. С. 170.

В соответствии со ст.

362 ГПК РФ основаниями к отмене решения суда в апелляционном и кассационном порядке являются: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

При наличии оснований для отмены суд в соответствии с законом наделяется соответствующим полномочием, реализация которого приводит к правовым последствиям, являющимся целью отмены судебного решения. Полномочие по отмене судебных решений является одним из основных полномочий суда второй инстанции по воздействию на проверяемые решения с целью устранения судебных ошибок.

Если в результате апелляционной или кассационной проверки выявлены установленные законом основания для отмены судебного решения, суд второй инстанции реализует полномочие по отмене судебного решения и в зависимости от конкретных обстоятельств принимает новое решение, оставляет заявление без рассмотрения, прекращает производство по делу. Суд кассационной инстанции наделен дополнительно правом направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Итак, для реализации отмены судебного решения необходимо одновременное наличие комплекса установленных нормами гражданского процессуального права предпосылок: обжалования решения в установленном законом порядке лицами, которым закон предоставляет такое право, наличие основания для отмены и наделение судебного органа полномочием по отмене судебных решений.

Отмена судебного решения несет в себе реализацию целого ряда правовых последствий, вытекающих из существа самой отмены, это:

  • признание решения полностью или частично ошибочным, не соответствующим целям правосудия;
  • вывод о невозможности его исправления судом второй инстанции с помощью внесения изменений без предварительной отмены;
  • предотвращение возникновения юридических последствий по данному решению;
  • приостановление действия решения и прекращение его исполнения в том случае, если оно исполняется немедленно;
  • признание государством процессуальной деятельности суда первой инстанции неправильной, не соответствующей требованиям закона и нарушения судом своей обязанности по вынесению законных и обоснованных решений;
  • выражение воли государства на исправление судебной ошибки;
  • признание решения противоправным и требующим восстановления нарушенного права на судебную защиту;
  • применение процессуальных средств для восстановления нарушенных судом прав лиц, участвующих в деле.

По мнению И.М. Зайцева, правовым результатом самой отмены постановления является прекращение действия всех ранее вынесенных по делу определений и постановлений, а также признание познавательной и правоприменительной деятельности суда ошибочной, в силу чего при новом разбирательстве дела по общему правилу нельзя использовать суждения и выводы суда из отмененного акта .

См.: Зайцев И.М. Устранение судебных ошибок в гражданском процессе. Саратов, 1985. С. 43 – 45.

Однако автор полагает, что пределы ошибочной деятельности суда зависят от основания, по которому решение отменяется.

В случае отмены решения в связи с неправильным применением норм материального права ошибочной будет только правоприменительная деятельность, а познавательная деятельность может быть верной, если только неправильное применение норм материального права не повлияло на процесс установления обстоятельств дела. Нужно отметить, что в современных процессуальных нормах это обстоятельство не учитывается.

Как ГПК РСФСР, так и современный ГПК РФ не устанавливает специальный порядок производства по делу после отмены решения и передачи дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Дело рассматривается в общем порядке производства в суде первой инстанции.

Закон лишь устанавливает обязательность указаний суда кассационной инстанции, изложенных в его определении, касающихся необходимости совершения процессуальных действий судом, вновь рассматривающим данное дело (ст. 369 ГПК РФ).

Такое регулирование процесса нового рассмотрения дела в суде первой инстанции представляется явно недостаточным, не отражающим правовые последствия отмены судебного решения, не связанным с основаниями отмены, что нельзя признать правильным. Классики гражданского процессуального права подчеркивали зависимость правовых последствий отмены и порядка нового рассмотрения дела от того, по каким основаниям решение отменено.

К.И. Малышев отмечал, что по основаниям кассации можно различать: “во-первых, кассацию решения по основаниям, заключающимся в самом решении, и, во-вторых, кассацию по основаниям, заключающимся в производстве дела” . Такое деление оснований к отмене судебных решений представляется особенно важным с точки зрения влияния оснований к отмене на правовые последствия отмены.

Малышев К.И. Курс гражданского судопроизводства. Т. 2. СПб., 1875. С. 329.

Например, К.И. Малышев так определяет эту связь: “Когда решение отменено по основаниям, заключающимся в нем самом, то вследствие кассации отпадает только решение, а все прочее производство, предшествовавшее постановлению его, остается неприкосновенным.

Например, суд неправильно истолковал какие-нибудь статьи определенного закона и по этому поводу неправильно разрешил дело; за отменою решения на этом основании отпадает только решение, оно считается как бы не постановленным и не существовавшим; напротив, весь фактический материал дела, собранный в течение производства, сосредоточенный в бумагах сторон и в протоколах суда, сохраняет свою полную силу” .

Малышев К.И. Указ. соч. С. 329.

Иные правовые последствия влечет отмена по основаниям, заключающимся в производстве дела: “…

отмена решения отражается и на том акте или периоде производства, незаконность которого послужила поводом кассации, и на всех дальнейших процессуальных действиях, стоящих в связи с ним. …

Те процессуальные действия, которые стоят вне всякой связи с нарушением обряда или формы судопроизводства и на которых не могло отразиться это нарушение, сохраняют свою силу” .

Там же.

Аналогичное мнение высказано И.Е. Энгельманом: “Если решение отменено вследствие нарушения существенных обрядов и форм судопроизводства, то производство дела продолжается с того действия или распоряжения, которое признано поводом кассации. деловых бумаг остается в силе, поскольку оно прямо не отменено кассацией” .

Энгельман И.Е. Курс русского гражданского судопроизводства. Юрьев, 1912. С. 413.

В связи с изложенным представляется необходимой теоретическая разработка и установление в гражданском процессуальном законодательстве норм, регламентирующих порядок рассмотрения гражданских дел после отмены решения. Правовое регулирование порядка нового рассмотрения гражданских дел должно зависеть от:

  1. основания, по которому решение отменяется, так как именно это определяет характер процессуальных действий, которые должен совершить суд первой инстанции для исправления судебной ошибки;
  2. “объема отмены” решения, поскольку при новом рассмотрении дела должны пересматриваться части решения, признанные незаконными и/или необоснованными;
  3. состава субъектов, инициирующих отмену судебного решения в связи с тем, что новому рассмотрению подлежат те части решения, в которых нарушаются права лиц, обжалующих решение.

Исследование правовых последствий отмены судебного решения неизбежно приводит к рассмотрению вопроса об установленной в процессуальном законодательстве обязательности указаний суда кассационной инстанции суду, вновь рассматривающему гражданское дело. Дискуссии по данному вопросу были известны как в дореволюционной науке гражданского процессуального права, так и в советской науке, поскольку здесь затрагиваются проблемы независимости суда.

Устав гражданского судопроизводства 1864 г. устанавливал правило (ст. 813), в соответствии с которым при повторном решении дела “суд обязан подчиняться толкованию закона Сенатом, и кассационные жалобы против постановленного на сем основании второго решения ни в каком случае не принимаются” .

Острые дискуссии были вызваны высказанным Сенатом и распространенным в судебном ведомстве мнением, что кассационные определения Сената обязательны не только для того суда, которому дело передано к перерешению, но и для всех судов империи.

Подавляющее большинство ученых того времени не соглашались с этим и поддерживали позицию Думашевского, который доказывал, что мнение это неправильно, “кассационное решение Сената имеет значение закона, подлежащего непременному исполнению для того суда, в который, по отмене решения, дело передано для перерешения; для всех же других они имеют значение руководства… в силу высокого авторитета их, по своим юридическим достоинствам” .

Энгельман И.Е. Указ. соч. С. 414.
Там же. С. 416.

В советском процессуальном законодательстве начиная с ГПК РСФСР 1923 г.

утвердился принцип обязательности указаний кассационной инстанции, данных суду первой инстанции при отмене решения и передаче дела на новое рассмотрение .

Но уже в период подготовки “Основ” и ГПК союзных республик учеными Р.Ф. Каллистратовой и К.И. Комиссаровым исследуется вопрос о пределах обязательности указаний вышестоящего суда.

См.: Клейнман А.Ф. Новейшие течения в советской науке гражданского процессуального права. М., 1967. С. 111.

В результате проведенных исследований Р.Ф.

Каллистратова предложила закрепить в законе положение, определяющее компетенцию вышестоящих судов, запретив им давать указания, которые заведомо могут стеснить независимость и свободу суда первой инстанции в оценке всех обстоятельств дела и доказательств; запретив указания, предрешающие конечные выводы суда первой инстанции о правах и обязанностях сторон или третьих лиц .

См.: Каллистратова Р.Ф. Обязательность указаний вышестоящего суда при новом рассмотрении дела // Ученые записки ВИЮН. Вып. 10. М., 1959. С. 52 – 88; Каллистратова Р.Ф. Избранные труды по арбитражному и гражданскому процессу. Краснодар, 2007. С. 289 – 290.

Р.Ф. Каллистратова и К.И. Комиссаров пришли к выводу о недопустимости указаний о том, какую именно норму материального права должен применить нижестоящий суд, поскольку такого рода указания связывали бы суд первой инстанции в вопросе о правовой квалификации спорных взаимоотношений сторон. К.И.

Комиссаров обосновал точку зрения, в соответствии с которой толкование закона вышестоящим судом не должно иметь обязательного значения для суда, вновь рассматривающего дело после отмены решения.

Он полагал, что в противном случае судьи подчинялись бы не закону, а его пониманию вышестоящим судебным органом (даже и неправильному толкованию) .

См: Клейнман А.Ф. Указ. соч. С. 112.

Современный ГПК РФ (ст.

369) устанавливает обязательность указаний, касающихся необходимости совершения процессуальных действий, и запрещает суду кассационной инстанции предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, о преимуществе одних доказательств перед другими, а также о том, какое решение суда должно быть принято при новом рассмотрении дела. Следует отметить, что, в отличие от ГПК РСФСР 1964 г., который запрещал давать указание о том, какая должна быть применена норма материального права, современный Кодекс этого запрета не содержит. Такое расширение прав суда кассационной инстанции ни в коей мере не способствует укреплению принципа независимости судей, так как фактически предрешает выводы суда первой инстанции в вопросе о правовой квалификации спорных взаимоотношений сторон, о чем справедливо указывали Р.Ф. Каллистратова и К.И. Комиссаров.

Источник: //WiseLawyer.ru/poleznoe/29888-processualnyj-poryadok-posledstviya-otmeny-sudebnykh-reshenij-apellyacionnoj

Отмена Верховным Судом решения по процессуальным основаниям – случайность?

Отменит ли апелляция решение суда, вынесшего его ссылаясь на другие нормы закона по ошибке?

Сугубо процессуальные нарушения крайне редко становятся основанием для отмены вступивших в законную силу судебных актов.

Как известно, есть безусловные основания для отмены, которые представляют собой столь грубые, или существенные, нарушения процессуального законодательства, что сам факт этого нарушения позволяет усомниться в законности судебного акта (ч. 4 ст. 270, ч. 4 ст. 288 АПК РФ).

Иные процессуальные нарушения могут повлечь отмену судебного акта только в случае, если они привели или могли привести к принятию неправильного судебного акта (ч. 3 ст. 270, ч. 3 ст. 288 АПК РФ).

Эти основания для отмены дифференцированы в процессуальном законодательстве применительно к апелляционной и следующей за ней кассационной инстанциям (имеются в виду суды округов). Предполагается, что наиболее грубые процессуальные нарушения должны исправляться судами до Верховного Суда РФ – во всяком случае, те из них, которые носят очевидный характер. Хотя и процессуальные нарушения со стороны судов апелляционной и кассационной инстанций не исключены, к сожалению.

Суды, как правило, неохотно отменяют судебные акты по причине лишь процессуальных нарушений, даже если они действительно могли повлиять на выводы суда по существу спора, обычно ссылаясь на них лишь в совокупности с указанием на нарушения материального права, часто при этом указывая не на одно, но на комплекс процессуальных нарушений. Наиболее вероятно это для случаев неправильного применения норм о доказывании. К примеру, если нарушены были правила о бремени доказывания, существует высокая вероятность того, что суд пришел бы к иным выводам, если бы правила процесса соблюдались надлежащим образом. Однако наличие таких нарушений даже отследить непросто. Как правило, при оставлении судебного акта в силе перечисляется лишь то, что в глазах вышестоящего суда подкрепляет судебный акт, свидетельствует о его правильности, а не то, что его порочит, даже если недостатков «не хватает» для того, чтобы отменить судебный акт.

В случае же выявления безусловных оснований (например, неизвещение, неподписание судебного акта кем-либо из судей, отсутствие протокола) у суда проверочной инстанции не остается другого выбора. В судебной практике имели место единичные, пожалуй, случаи, когда такого рода нарушения доходили до суда высшей инстанции.

Для предотвращения таких ситуаций ВАС РФ даже разъяснил в Пленуме, посвященном пересмотру по вновь открывшимся обстоятельствам, что подобные нарушения со стороны суда кассационной инстанции могут быть отнесены к вновь открывшимся обстоятельствам (чтобы самому не заниматься столь очевидными отменами).

Для арбитражных судов это разъяснение действует и сейчас.

В настоящее время процессуальные нарушения, прямо подпадающие под определение безусловных оснований для отмены, все же встречаются не так часто.

Гораздо чаще возникают ситуации, когда судом допущена вроде бы грубая ошибка в применении правил процесса, которая прямо к таким основаниям не относится, но по степени существенности нарушения приближается к ним.

Поэтому важно понять: в силу самого процессуального нарушения per se судебный акт подлежит отмене или требуется оценка со стороны суда того, привело ли это к принятию неправильного судебного акта?

Для практики может быть актуально, во-первых, толкование безусловных оснований для отмены, так как не всегда очевидно, относятся ли к ним те или иные нарушения. Так, к примеру, в Определении Конституционного Суда РФ от 3 апреля 2014 г.

№ 656-О по запросу Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда рассматривался вопрос о толковании такого имеющего конституционное содержание безусловного основания для отмены, как «незаконный состав суда», – применительно к процедуре замены судей.

Во-вторых, нужно понять, не расширился ли фактически перечень, т.е. не появились ли в судебной практике новые основания для отмены, которые, по сути, являются безусловными, хотя в законе в качестве таковых не названы.

Таким основанием можно считать, к примеру, несоответствие резолютивной части судебного акта объявленной (как полностью, так и частично). Данное основание для отмены появилось в практике ВАС РФ с тех пор, как аудиозапись судебного заседания стала обязательной и официальной.

Есть такие случаи в практике СКЭС ВС РФ и в настоящее время. Например, определения от 6 апреля 2017 г. № 305-ЭС16-17903 и от 21 июля 2017 г. № 305-ЭС17-3225.

В-третьих, можно рассмотреть вопрос о том, какие процессуальные нарушения являются хотя и не безусловными основаниями для отмены судебных актов, но настолько значимыми, что все же влекут отмену.

Можно предположить, что именно на такие ситуации рассчитана законодательная формула «могло привести к принятию неправильного судебного акта», однако такого рода нарушения условно могут быть обозначены даже как «промежуточные» (между безусловными и другими исключительно процессуальными основаниями для отмены). Полагаем, это применимо к случаям, если характер нарушения таков, что оно неизбежно вызывает сомнения в законном и обоснованном судебном разбирательстве, не согласуется с задачами судопроизводства (см. ст. 2 АПК РФ). Представляется, что наиболее грубые процессуальные нарушения, которые можно так квалифицировать, связаны с нарушением права участвующих в деле лиц на судебную защиту их прав и законных интересов.

Следует отметить, что любое отдельно взятое нарушение прав участвующих в деле лиц само по себе едва ли может быть основанием для отмены. Процессуальный закон дает лишь критерий «привело или могло привести к принятию неправильного судебного акта».

В основаниях для отмены судебных актов Судебной коллегией ВС РФ в АПК РФ по аналогии с ГПК РФ вроде бы значится необходимость восстановления и защиты нарушенных прав и в случае процессуальных нарушений тоже, но через союз «и» с критерием «повлияли на исход дела».

Эти нормы призваны обратить внимание на то, что как бы печально ни было нарушение процессуальных прав заявителя жалобы, само по себе оно не влечет отмену судебного акта, ставшего результатом рассмотрения дела, в котором нарушения были допущены. Однако степень такого нарушения, по нашему мнению, все же должна судами учитываться, и Верховный Суд РФ на это суды ориентирует.

В не так давно принятом Определении СКЭС ВС РФ от 21 августа 2017 г. № 305-ЭС17-7914 основанием для отмены  послужило то обстоятельство, что апелляционный суд принял решение по существу обособленного спора, не располагая томом дела, в котором находились доказательства, представленные процессуальным оппонентом конкурсного управляющего – физическим лицом – заявителем жалобы в ВС РФ.

В этом определении есть указание на значительность нарушения и на то, что оно могло привести к принятию неправильного решения по существу, хотя и без ссылки на конкретную норму АПК РФ.

Тем не менее в нем также есть указание на существенное нарушение судами апелляционной и кассационной инстанций права заявителя на судебную защиту.

Полагаем, что оно могло бы быть дополнено и ссылкой на нарушение основополагающих принципов судопроизводства (прежде всего таких, как равенство, состязательность).

Поэтому то, что на первый взгляд может показаться технической ошибкой или небрежностью со стороны суда, может иметь гораздо большее правовое значение, если речь идет о нарушении фундаментальных принципов судебного процесса.

И реакция Верховного Суда РФ в виде отмены по данному основанию судебных актов важна, поскольку призвана обратить внимание судов и на недопустимость игнорирования базовых прав участников процесса, и на отграничение  процессуальных нарушений, наличие которых критично для оценки законности и обоснованности судебного акта. При этом значимым является то, что к применению норм материального права это нарушение не имеет непосредственного отношения и судебные акты отменяются независимо от того, правы ли были суды по существу. Поэтому и исследование сути спора применительно к данному вопросу не требуется.

В качестве других примеров сугубо процессуальных и грубых нарушений в практике СКЭС ВС РФ можно привести следующие:

– отмена судом округа не того постановления, в отношении которого была подана жалоба заявителем  (обжаловались не судебные акты по существу спора, а судебные акты, касающиеся разъяснения решения суда), хотя в этом случае нарушение было квалифицировано как выход суда за пределы предоставленных ему законом полномочий, т.е. самостоятельное процессуальное основание для отмены, отличное от перечисленных в ч. 3 и 4 ст. 288 АПК РФ, – Определение от 17 августа 2017 г. № 308-ЭС17-6692;

– ошибка в указании адреса суда, осуществляющего организацию видео-конференц-связи, которая квалифицирована как ненадлежащее извещение, – Определение от 30 марта 2017 г. № 305-ЭС16-20857.

Таким образом, наиболее грубые процессуальные нарушения, повлекшие явное нарушение прав участвующего в деле лица, которые идут вразрез с базовыми процессуальными принципами, должны признаваться основаниями для отмены судебных актов, хотя степень необходимости оценивать их последствия по тем или иным критериям может различаться в каждом конкретном случае. Иногда такие нарушения носят более очевидный характер, иногда менее, что также вызывает сомнения в возможности обобщения подобного рода случаев в виде официального разъяснения Верховного Суда РФ. Кроме того, они разнообразны и непредсказуемы, в любом случае носят характер исключения из правила, которое – имея в виду дела, поступившие на рассмотрение ВС РФ, – либо допустил суд округа как кассационная инстанция, либо нижестоящими судами было проигнорировано. Поэтому вопрос в этой сфере часто стоит не как «допустимо или нет», а как «насколько это значимо», хотя, конечно, судам надлежит соблюдать любые (все) процессуальные нормы в своей деятельности.

Источник: //www.advgazeta.ru/mneniya/otmena-verkhovnym-sudom-resheniya-po-protsessualnym-osnovaniyam-sluchaynost/

Снятие с апелляционного рассмотрения гражданского дела в областном суде при безусловных основаниях для отмены решения районного суда. Описка, опечатка и арифметическая ошибка. Опасная практика и как ее преодолеть

Отменит ли апелляция решение суда, вынесшего его ссылаясь на другие нормы закона по ошибке?
Достаточно часто  при рассмотрении апелляционных жалоб по гражданским делам, судьи, замечая явные недостатки решения судов первой инстанции находят способ не отменять решения.

Для этого они используют особый инструмент, не урегулированный нормами ГПК РФ — снятие дела с рассмотрения для решения вопроса об описке, опечатке и арифметической ошибке в порядке ст. 200 ГПК РФ.

   

Во-первых, стоит отметить, что ГПК РФ не содержит понятия и детального урегулирования такой процедуры. 

Снятием с апелляционного рассмотрения гражданского дела можно определить возвращение дела в суд первой инстанции для устранения нарушений норм процессуального права, или без такового, наличие которых препятствует рассмотрению апелляционной жалобы «по существу». Причем, такими основаниями могут быть нарушения, допущенные судом как при назначении дела к апелляционному рассмотрению, так и при его рассмотрении.

ст. 328 ГПК РФ «Полномочия суда апелляционной инстанции» содержит лишь одно полуоснование для снятия гражданского дела с апелляционного рассмотрения (дословное название — оставить апелляционные жалобу, представление без рассмотрения по существу) ) – если жалоба, представление поданы по истечении срока апелляционного обжалования и не решен вопрос о восстановлении этого срока.

  Во-вторых, в практике (но не в законе) существуют и другие основания для снятия гражданского дела с апелляционного рассмотрения, вытекающие из других норм права, регулирующих, например, содержание апелляционной жалобы, представления (ст. 322 ГПК РФ), содержание решения суда (ст. 198 ГПК РФ), возможность обжалования определения суда (ст. 331 ГПК РФ), и т.п. 

Допущение судом нарушений этих норм не исключает законность и обоснованность обжалуемого судебного акта, но препятствует пересмотру его в апелляционном порядке.

Как известно, закон, а именно ч.4 ст. 330 ГПК РФ указывает на безусловные основания для отмены решения суда: 

4. Основаниями для отмены решения суда первой инстанции в любом случае являются: 1) рассмотрение дела судом в незаконном составе;

2) рассмотрение дела в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле и не извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания;

3) нарушение правил о языке, на котором ведется судебное производство; 4) принятие судом решения о правах и об обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле; 5) решение суда не подписано судьей или кем-либо из судей либо решение суда подписано не тем судьей или не теми судьями, которые входили в состав суда, рассматривавшего дело;

6) отсутствие в деле протокола судебного заседания;

7) нарушение правила о тайне совещания судей при принятии решения.

Также для практикующих юристов не является секретом и тот факт, что решения в суде пишутся заранее, а не в совещательной комнате, как того требует закон.  Нередко, судья, имея такую заготовку до заседания, планирует закончить процесс, но в ходе заседания понимает, что надо отложиться и уже на следующем заседании огласить уже написанный текст. 

В таких случаях судьи часто забывают скрыть свои «грехи» — исправить дату решения на новую. Следовательно, налицо имеется как минимум 3 основания для отмены – пп. 2, 6, 7  ч.4 ст. 330 ГПК РФ.

И если на это указать в качестве довода апелляционной жалобы, то судья воспользуется удобным инструментом для прикрытия своих нарушений: в соответствии с п. 16  Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.06.2012 N 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции» 

16. До направления дела в суд апелляционной инстанции суду первой инстанции в соответствии со статьями 200, 201 ГПК РФ следует по своей инициативе исходя из доводов апелляционных жалобы, представления или по заявлению лиц, участвующих в деле, исправить описку или явную арифметическую ошибку в решении суда, а также принять дополнительное решение в случаях, предусмотренных частью 1 ст. 201 ГПК РФ. Обратить внимание судов первой инстанции на то, что исходя из требований статей 200, 201 ГПК РФ вопрос об исправлении описки, явной арифметической ошибки или принятии дополнительного решения рассматривается в судебном заседании с извещением лиц, участвующих в деле.
 Однако, если вышеуказанные доводы не указывать в апелляции, то районный (городской) суд дежурным образом направит дело в облсуд.  Далее, после того, как назначена дата рассмотрения жалобы,  следует воспользоваться таким инструментом, как дополнение к апелляционной жалобе. Все дело в том, что в соответствии с п. 26 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 19.06.2012 г. № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции»,

«Исходя из необходимости соблюдения гарантированного п.1 ст.

6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод права заявителя на справедливое судебное разбирательство,  суд апелляционной инстанции не может отказать в принятии дополнений к апелляционным жалобе, представлению, содержащих новые доводы (суждения) по поводу требований, изложенных в апелляционных жалобе, представлении, а также дополнений к апелляционным жалобе, представлению, содержащих требования, отличные от требований, ранее изложенных в апелляционных жалобе, представлении».  

и вот у же на этой стадии обл. суд обязан рассмотреть доводы  о нарушении пп. 2, 6, 7  ч.4 ст. 330 ГПК РФ, не  снимая с рассмотрения данный вопрос, и не отправляя его обратно в районный суд.  Но все же областные «тройки» так поступают. Здесь необходимо подавать частную жалобу с приведенными выше доводами на определение суда апелляционной инстанции.

 В одном из наших дел такая жалоба была удовлетворена. Приятного использования.

Источник: //pravorub.ru/articles/46270.html

Юрист Лукин