Мы сфотографировали человека и стали высмеивать, нас вызвали в полицию

«Мы должны знать их пофамильно» Как травят людей с коронавирусом, чьи данные утекают из полиции и больниц — Meduza

Мы сфотографировали человека и стали высмеивать, нас вызвали в полицию

В России массово деанонимизируют людей с коронавирусом — и часто это происходит с помощью внутренних ведомственных документов, утекающих в мессенджеры и соцсети прямо от сотрудников МВД и врачей, выяснила «Медуза».

Жертвы таких сливов подвергаются травле, а их семьям начинают угрожать незнакомцы.

Корреспондент отдела расследований «Медузы» Лилия Яппарова изучила утечки и выяснила, как экстремальные условия пандемии лишили пациентов права на врачебную тайну. 

«Смотрят на нас как на прокаженных»

13 апреля Анжела Чернобаева услышала на лестничной площадке шум и посмотрела в дверной глазок: шуршали продукты, которые поставили под дверь соседке. Забрать пакеты та вышла в медицинской маске, удовлетворенно отметила Анжела Викторовна. «И сразу вернулась в квартиру — молодец, не нарушает. А то я волнуюсь очень, чтобы она не выходила», — сказала Чернобаева «Медузе».

О том, что за соседями теперь нужно присматривать, она узнала из соцсетей поселка Суземка Брянской области: когда там выложили полные данные заболевшей коронавирусом пожилой пары, Анжела Викторовна обнаружила, что живет дверь в дверь с их дочерью, у которой теперь тоже подозрение на COVID-19.

«Жду результатов ее анализов, чтобы понять, бояться дальше или нет», — поделилась своим беспокойством Чернобаева.  

Личные данные заболевших COVID-19 пожилых супругов слили в сеть сразу же после постановки диагноза: 11 апреля в основном паблике брянского поселка появились сведения об их адресах, телефонах, а также круге контактов. Всего слив персональной информации 11 человек — от сожителя дочери до бывшей невестки.

Из выложенной во «ВКонтакте» справки (была собрана местными властями для передачи в Роспотребнадзор; позже была удалена) Суземка узнала, что члены семьи работают и в местном продуктовом, и в поселковой больнице — информацию стали передавать друг другу в мессенджерах.

«А когда листочек с фамилиями удалили [из соцсети], все возмутились: „Они разнесли заразу, мы должны знать их пофамильно! Вдруг мы в опасности сейчас?“» — вспоминает родственница заболевших Анжела.

Опубликованная в соцсетях сводка была составлена сотрудником полиции, рассказал «Медузе» сын заболевших Алексей. «Милиционер меня расспрашивал, а потом эту бумагу официальную выложили в интернет — кто это сделал? Милиция, больница?» — возмущается собеседник.

Собранные сведения предназначались для Роспотребнадзора Суземского района, сказано в самом документе. Один из членов семьи пожаловался на слив в МВД. «Мне сказали, что я „не о том думаю“, — вспоминает бывшая невестка заболевшей пары Светлана.

— Я тут плачу вся, я боюсь: мало ли что? А мне в ответ: „Вся страна борется с вирусом — об этом надо думать“». 

Утекли в сеть не только имена, но и адреса с телефонами всех членов семьи. «Два дня мой телефон разрывался: долбят, долбят, долбят, — описывает последствия Алексей.

— Смотрят на нас как на прокаженных, как будто бубонную чуму я подхватил». Через день приходит полиция: сотрудник молча фотографирует Алексея через окно и уходит.

«Чтобы я сидел и не дергался никуда [до получения результатов анализов]», — объясняет собеседник. 

Главврач Суземской больницы Наталья Закревская сказала «Медузе», что врачам обнародованная бумага была «без надобности», а источник слива она не знает; в МВД и Минздраве не ответили на запрос «Медузы».

Утекали из МВД в последние недели и гораздо более крупные базы персональных данных людей с подозрением на COVID-19.

В апреле оренбуржцу Артему (фамилия известна «Медузе») позвонили с незнакомого номера.

Голос в трубке звучал «неадекватно», вспоминает Артем, а сам собеседник оказался «странно навязчив» — набирал несколько раз с одним и тем же вопросом: «А вы знаете, что вы больны коронавирусом?»

Личный номер Артема стал известен незнакомцу из очередной утечки информации: в начале апреля в сеть выложили таблицу на 277 человек, озаглавленную «Список лиц, поставленных на сторожевой контроль как возможные носители COVID-19».

Этот перечень имен, адресов и телефонов настоящий, убежден Артем: его семью действительно ставили на «сторожевой контроль» после возвращения из-за границы, а данные у них собирали сотрудники полиции на поквартирном обходе.

«И все сведения, которые мы смогли проверить, в этом сливе указаны верно, — рассказывает Артем. — То, что это оказалось в сети, — преступная халатность».

Если таблица настоящая, то составлена она была в МВД — об этом свидетельствуют подписи, поставленные под документом.

«Инициатором» составления базы назван Дмитрий Борисович Заколодкин — его полный тезка проходил обучение в Оренбургском университете по направлению «юриспруденция» (профиль «уголовно-правовой»); в разговоре с «Медузой» Заколодкин попросил обращаться в пресс-службу МВД (там на вопросы о происхождении документа и обстоятельствах утечки не ответили). Визирована таблица «начальником полиции МУ МВД России „Оренбургское“ полковником полиции О. В. Чернявским» — Олег Чернявский действительно занимает эту должность.

«Учитывая стремление властей к тотальном контролю, не сомневаюсь, что сведения об инфицированных передаются и в органы управления здравоохранением, и в полицию, и во всяческие „оперативные штабы“, — говорит юрист „Агоры“ Дамир Гайнутдинов, который сейчас занимается сливом в Оренбурге. — Не только полиция, но и система здравоохранения, Роспотребнадзор — утечки возможны на любом из этих этапов». 

«Подслушано» в Минздраве 

Эпидемия пока еще малоизученного вируса поставила под угрозу соблюдение права россиян на врачебную тайну и неприкосновенность частной жизни. Личные данные пациентов по всей стране утекают в соцсети из органов, пытающихся контролировать вспышку. В пяти случаях, которые удалось обнаружить «Медузе», в сливах обвиняют врачей. 

12 апреля пожилой мужчина в медицинской маске и перчатках зашел в продуктовый в зауральском городе Шадринске — увидев его, продавцы спрятались в подсобку и перестали отзываться; в магазине мужчина остался один.

«У папы затряслись руки, — рассказывает Марина Макрушина, у которой только что подтвердился коронавирус. — Он даже не стал покупать ничего — и ушел».

Глава семьи Макрушиных пытался купить продуктов сразу на несколько недель, чтобы семья, только что узнавшая о диагнозе дочери, могла самоизолироваться.

В ночь на 12 апреля Марину Макрушину срочно повезли из Шадринска в областную больницу в Кургане: за два часа пути машины скорой помощи фельдшер успел узнать от коллег о положительном анализе Макрушиной на COVID-19. Наутро он  в паблике «Подслушано Шадринск» информацию о том, что в городе появился первый заболевший. 

Источник: //meduza.io/feature/2020/04/17/my-dolzhny-znat-ih-pofamilno

Режим самоизоляции привел к «уличной войне» граждан с полицией

Мы сфотографировали человека и стали высмеивать, нас вызвали в полицию

С введением режима самоизоляции в регионах России участились стычки граждан с полицией.

Требование властей оставаться дома и выходить на улицу только в предписанных случаях кто-то предпочел проигнорировать, а кто-то вовсе не услышал.

В результате, в сети буквально каждый день стали появляться видео, на которых полиция задерживает нарушителей, причем в некоторых случаях задержания бывают крайне жесткими.

Например, в Москве на улице Бирюлёвская жители одного из домов сняли, как полицейский ударил подвыпившего гражданина, не пожелавшего пройти в отделение для составления протокола.

От удара в лицо мужчина упал. О состоянии его здоровья ничего не известно, а полицейскому за превышение полномочий может грозить от 3 до 10 лет в колонии.

Однако это в том случае, если его личность смогут установить.

16 апреля пользователи Telegram распространили еще одну запись, на которой сотрудники ГУ МВД Москвы без масок и индивидуальных средств защиты задерживают мужчину, который стоял у подъезда с семьей. Жена задержанного сняла на видео действия полицейских, которые сочли необходимым наказать гражданина за желание выйти на несколько минут подышать воздухом.

В этот же день в ОВД Текстильщики доставили пенсионерку, которая вышла на улицу без QR-кода. В разговоре с полицейскими она предоставила им пенсионное удостоверение и рассказала, что хотела купить продукты. Однако женщину насильно поместили в полицейскую машину и отправили в участок.

В Республике Башкортостан произошел еще более вопиющий случай. На перекрестке проспекта Юбилейный и улицы Строителей полиция обнаружила двоих детей 7 и 13 лет, которые находились на улице примерно в 19:00 без сопровождения родителей. Брата с сестрой схватили и повели в полицейскую «буханку». При этом дети кричали и грозились рассказать обо всем бабушке.

Позже, в интервью «Вестям» источник в правоохранительных органах Башкирии пояснил, что родители детей якобы уехали в другой регион, и брат с сестрой решили самостоятельно на такси добраться до родственницы. «Однако таксист не довез до нужного адреса», – пояснил собеседник агентства, уточнив, что детей задержали в Нефтекамске 16 апреля.

Между тем, уполномоченный по правам ребенка в Республике Башкортостан Милана Скоробогатова начала проверку после инцидента с детьми. Об этом она сообщила в интервью журналистам радиостанции «Говорит Москва».

Как сообщает портал Интерфакс, в Иркутской области задержания и отправки на карантин, людей с подозрением на коронавирус, а также вернувшихся из-за границы, осуществляются дотошно и комплексно.

Об этом свидетельствует недавний случай, когда вернувшегося из Таиланда мужчину поместили под карантин вместе с собакой, которая тоже побывала на отдыхе.

Россельхознадзор предписал хозяину вместе с собакой пробыть 14 дней в обсерваторе в городе Шелехов под Иркутском «без права выгула». За нарушение данного предписания человеку грозит штраф в 4 тысячи рублей.

Москвичи проявляют отсутствие дисциплины

В четверг начальник главного контрольного управления столицы Евгений Данчиков в беседе с журналистами пожаловался, что москвичи, несмотря на уговоры властей, продолжают нарушать режим самоизоляции.

Наши граждане все равно выходят на улицу, на детские площадки, гуляют в парках, жарят шашлыки на природе», — сказал он, сообщив, что только за последние сутки в Москве составили 2 тысячи протоколов о нарушении режима самоизоляции.

Между тем круг потенциальных нарушителей постепенно расширяется. В Оперштабе по контролю и мониторингу ситуации с коронавирусом в Москве накануне предупредили, что обыкновенная простуда может стать поводом для санкций против гражданина, если он вышел на улицу даже по разрешенным причинам (покупка продуктов, лекарств, выгул домашних животных).

«У больных с ОРВИ будет предписание главного санитарного врача на обязательную самоизоляцию. Значит, на них распространятся все те же правила, что и на нарушителей карантина с подтвержденным диагнозом COVID», – передает сообщение штаба агентство ТАСС.

Указы всех запутали?

Проблема участившихся конфликтов полиции и населения может быть связана с пробелами в предписаниях властей, которые не дают четкого понимании, как действовать гражданам в тех или иных ситациях.

Например, в Москве для получения пропуска необходимо заполнить форму с указанием фактического места проживания. Но для покупок продуктов в магазине, расположенном не далее ста метров от дома пропуск не нужен. Однако если вдруг человек прописан в одном месте, а живет там, где его остановила полиция для проверки, доказать, что правила не нарушены будет невозможно.

Еще один пример – МЧС рассказывает россиянам, что ношение масок на улице необязательно, да и купить их зачастую бывает невозможно. Зато в отдельных городах и регионах чиновники устраивают рейды по улицам, заставляя людей пользоваться масками.

Источник: //www.infox.ru/news/251/234181-rezim-samoizolacii-privel-k-ulicnoj-vojne-grazdan-s-policiej

Юрист Лукин