Как защитить права акционеров, являющихся владельцами ценных бумаг?

Способы защиты прав владельцев именных бездокументарных ценных бумаг (судебная практика)

Как защитить права акционеров, являющихся владельцами ценных бумаг?

С развитием гражданского оборота широкое распространение получило участие граждан и юридических лиц в акционерных обществах. Приобретение акций хозяйственных обществ стало экономической реальностью. В результате чего законодателю необходимо быстро реагировать на потребность новых участников хозяйственных обществ эффективно защищать свои права в случае их нарушения.

Стоит отметить, что прямым объектом нарушения могут являться права лиц на сами ценные бумаги. Учитывая бездокументарную природу акций, специфику их выпуска и отчуждения, на практике вопрос защиты нарушенных прав владельцев оказывается достаточно непростым для решения.

До вступления в силу новой редакции Гражданского кодекса РФ вопрос о том, каким образом могут быть защищены права лиц, из чьего владения выбыли помимо их воли ценные бумаги, решался судами неоднозначно.

Фактически вопрос сводился к возможности применения виндикации[1] к таким объектам гражданских прав как акции.

Из теоретической плоскости вопрос перешел в плоскость практическую с появлением первых споров относительно судьбы выбывших из владения акций.

Возможности виндикации ценных бумаг были предложены Президиумом Высшего арбитражного суда РФ, который в своем постановлении впервые озвучил идею о создании и применении концепции восстановления корпоративного контроля.

Суд пришел к выводу о том, что фактически заявленное требование истца содержит просьбу о восстановлении его нарушенного права на корпоративный контроль над хозяйственным обществом посредством присуждения соответствующей доли участия в уставном капитале данного общества.

Эта концепция получила широкое распространение в правоприменительной практике и остается актуальной в настоящее время.

Основной вопрос, который остается неразрешенным при применении такой концепции, это защита прав тех владельцев ценных бумаг, чей пакет акций соразмерно уменьшается для восстановления пакета акций первоначального владельца.

Такие акционеры даже в случае денежной компенсации тех акций, которые у них “изымаются” в пользу акционера, чьи права восстанавливаются, утрачивают объем корпоративного контроля, который не может быть компенсирован денежными средствами.

Так, корпоративные права (право на управление обществом, участие в собрании акционеров и пр.) утрачиваются ими в определенном объеме и не восстанавливаются.

Относительно возможности виндикации акций сформирована следующая судебная практика.

Предъявление виндикационного иска судами признается правомерным способом защиты прав, но его удовлетворение ставится в зависимость от ряда условий. Во-первых, истцу (бывшему акционеру) надлежит доказать, что акции выбыли из его владения помимо его воли.

Президиум Высшего арбитражного суда РФ разъяснил, что выбытие имущества из владения того или иного лица является следствием конкретных фактических обстоятельств (в частности хищения, утери, действия сил природы).

Доказательствами такого выбытия в конкретном споре могут являться различные документы и судебные акты: приговор суда по уголовному делу, установивший факт хищения ценных бумаг; признание сделки, по которой произошло отчуждение ценных бумаг, недействительной и пр. Доказывать такие обстоятельства надлежит именно истцу.

Вторым необходимым элементом для удовлетворения виндикационного иска является возможность достоверно установить, что истребуемое имущество находится у ответчика.

При этом, если между выбытием акций из владения истца и приобретением их конечным собственником произошло несколько сделок (акции смешивались с акциями иных лиц), то достоверно установить, что спорные акции находятся именно у ответчика крайне сложно

Зачастую истцу также надлежит доказать недобросовестность действий ответчика при приобретении спорных акций.

Такая недобросовестность может выражаться в приобретении ценных бумаг в то время, когда в их отношении уже существовал спор; в заниженной стоимости акций при их приобретении или отсутствии доказательств возмездного характера сделки.

В том случае, если ответчиками выступают иностранные лица (особенно если речь идет об оффшорных компаниях), суд может признать сделку между ними как совершенную с целью нанесения вреда правам акционера, из чьего владения выбыли спорные акции.

В частности, если судом будет установлено, что сделки по отчуждению спорных ценных бумаг производились не в ходе обычной хозяйственной деятельности, и у данных иностранных лиц бенефициарный владелец одно и то же лицо.

В новой редакции Гражданского кодекса РФ законодателем были учтены споры относительно судьбы бездокументарных ценных бумаг. Согласно положениям новой статьи 149.

3 правообладатель, со счета которого были неправомерно списаны бездокументарные ценные бумаги, вправе требовать от лица, на счет которого ценные бумаги были зачислены, возврата такого же количества соответствующих ценных бумаг.

Конвертация акций, при которой прекращается существование одних акций и возникают иные акции, не влечет за собой невозможность их истребования. В этом случае правообладатель вправе истребовать те ценные бумаги, в которые были конвертированы ценные бумаги, списанные с его счета, в объеме равном утраченному.

Помимо непосредственного возвращения имущества в свое владение истцы нередко заявляют требования о взыскании понесенных убытков. Такие требования могут быть предъявлены истцом к регистратору (при условии предоставления необходимых доказательств нарушения регистратором правил ведения реестра), а также к иным лицам, несущим ответственность за выбытие ценных бумаг.

Гражданский кодекс РФ устанавливает право лица, из чьего владения выбыли акции, потребовать от ответственных лиц либо приобретения таких же ценных бумаг за их счет, либо возмещения всех необходимых для их приобретения расходов (при наличии возможности приобретения таких же ценных бумаг на организованных торгах).

С учетом изложенного наиболее перспективным способом защиты нарушенных прав для акционера общества, акции которого были отчуждены без его согласия, является виндикационный иск к конечным приобретателям акций.

Однако истцу предстоит доказать ряд важных моментов, в частности, что акции действительно выбыли из владения помимо его воли и находятся именно у ответчиков.

Вдобавок истец должен будет указать, у кого из ответчиков и в каком объеме такие акции присутствуют, и при необходимости представить доказательства недобросовестности действий ответчиков при их приобретении.

[1]     Истребование истцом-собственником своего имущества через суд от лиц, владеющих этим имуществом без законных на то оснований.

Источник: //www.vegaslex.ru/analytics/publications/ways_of_protection_of_the_rights_of_holders_of_book_entry_securities_jurisprudence/

6.2. Защита прав владельцев ценных бумаг: В гражданско-правовом регулировании оборота ценных бумаг важная роль

Как защитить права акционеров, являющихся владельцами ценных бумаг?

В гражданско-правовом регулировании оборота ценных бумаг важная роль принадлежит способам зашиты прав их владельцев. Если следовать логике двойственной природы ценных бумаг, которая в той или иной степени признается всеми их исследователями, нельзя не признать, что ею же предопределяются и способы защиты прав, закрепляемых ценной бумагой1.

Вещно-правовые способы защиты субъективных гражданских прав, закрепленные в ГК РФ, обычно сводятся к виндика-ционному и негаторным искам. Эти способы направлены на восстановление нарушенных вещных прав (права собственности и иные вещные права) в полном объеме и пресечение действий, их нарушающих. Решающим условием применения данных спо

1 Шаталов Л. Как защитить права на бездокументарные ценные бумаги // Рынок ценных бумаг. — 1996. — № 20.

197

собов защиты является существование вещи как объекта данного права. По Д.В. Мурзину, вещно-правовые способы защиты не могут применяться к ценным бумагам как бестелесным вещам, поскольку это всегда вещи, определяемые родовыми признаками. Вещно-правовые способы защиты могут применяться только для вещей, индивидуально определенных1.

Едва ли с такими рассуждениями можно согласиться. Степень индивидуализации вещи в обороте определяется не только свойствами этой вещи как таковой. Как заметил О.С.

Иоффе, если оставить в стороне уникальные предметы, то можно сказать, что вещь становится индивидуально-определенной не только в силу ее естественных свойств, но и благодаря определенной форме использования этих свойств в конкретных условиях гражданского оборота.

Индивидуально-определенная — это такая вещь, которая при установлении конкретного гражданского правоотношения выделяется из числа однородных вещей благодаря присущим ей специфическим признакам2.

Таким образом, с позиций защиты прав владельцев ценных бумаг, для этих объектов всегда найдется достаточно внешних свойств, чтобы идентифицировать нужную ценную бумагу из всех других вещей того же рода.

Виндикационный иск не может применяться в отношении бездокументарных ценных бумаг, поскольку они не имеют вещной формы выражения.

Утрата сертификатов, подтверждающих права по таким ценным бумагам, никак не сказывается на правах их владельцев, поскольку решающим условием осуществления по ним прав остаются доказательства регистрации данных прав в специальном реестре (п. 2 ст.

142 ГК РФ), а эти сведения всегда можно восстановить, обратившись к реестродержателю. Таким образом, вещно-правовая защита прав владельцев бездокументарных ценных бумаг может осуществляться по отношению к держателю реестра.

Ими могут быть предъявлены требования о внесении в реестр в качестве владельца ценной бумаги, о признании недействительной (аннулировании) записи в реестре ценных бумаг, о внесении изменений в реестр ценных бумаг.

Как иск об истребовании имущества из чужого незаконного владения виндикационный иск в основном может использоваться для защиты прав владельцев именных ценных бумаг, поскольку из всех ценных бумаг только они обладают необходи

1 См.' Мурзин Д.В. Ценные бумаги — бестелесные вещи — М., 1998. — С. 101.

2 Иоффе О.С. Советское гражданское право — М., 1967 — С. 227.

198

мой и достаточной степенью индивидуализации. Именные ценные бумаги в силу ст. 301, 302, 305 могут быть истребованы от незаконного владельца.

Однако за исключением случаев завладения ценной бумагой лица, уже зафиксированного в реестре в качестве ее владельца, цель виндикационного иска не будет достигнута, если именная ценная бумага истребована буквально как вещь, т. е.

путем простого изъятия документа у незаконного владельца и передачи его законному владельцу. Ведь целью истребования ценной бумаги является возможность дальнейшего осуществления и передачи прав по ней.

По именной ценной бумаге это невозможно без легитимации записью в реестре или у депозитария, а по ордерной ценной бумаге — без указания имени уполномоченного лица на соответствующем документе.

Поэтому при удовлетворении виндикационного иска в отношении именной ценной бумаги решением суда на держателя реестра (депозитария) должна быть возложена обязанность надлежащего оформления прав законного владельца бумаги.

Держатель реестра и депозитарий могут привлекаться к участию в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований на предмет иска, на стороне ответчика (ст. 38 ГПК РСФСР и ст. 39 АПК РФ).

Вместе с тем для именных ценных бумаг существуют и иные способы восстановления вещных прав, вытекающие из особенностей правового положения ценных бумаг как объектов гражданских прав. Все именные ценные бумаги имеют подтверждение прав владельца в книгах записей должников.

Так, права владельцев на эмиссионные ценные бумаги документарной формы удостоверяются сертификатами (если сертификаты находятся у владельцев), либо сертификатами и записями по счетам депо в депозитариях (если сертификаты переданы на хранение в депозитарии) — ст. 28 Закона «О рынке ценных бумаг».

При этом утрата сертификата законным владельцем не влечет для него утраты прав по ценной бумаге. Равным образом незаконный переход сертификата к иному лицу не порождает для такого лица прав по данной ценной бумаге. В соответствии со ст.

29 Закона «О рынке ценных бумаг» права, закрепленные эмиссионной ценной бумагой, переходят к их приобретателю с момента перехода прав на эту ценную бумагу.

Переход прав, закрепленных именной эмиссионной ценной бумагой, должен сопровождаться уведомлением держателя реестра, или депозитария, или номинального держателя ценных бумаг. При этом право на именную документарную ценную бумагу переходит к приобретателю в следующих случаях:

199

— при учете прав приобретателя на ценные бумаги в системе ведения реестра — с момента передачи ему сертификата ценной бумаги после внесения приходной записи по лицевому счету приобретателя;

— при учете прав приобретателя на ценные бумаги у лица, осуществляющего депозитарную деятельность, с депонированием сертификата ценной бумаги у депозитария — с момента внесения приходной записи по счету депо приобретателя.

Осуществление прав по именным документарным эмиссионным ценным бумагам производится по предъявлении владельцем либо его доверенным лицом сертификатов данных ценных бумаг эмитенту. При этом необходимо совпадение имени (наименования) владельца, указанного в сертификате, с именем (наименованием) владельца в реестре.

Таким образом, недобросовестный приобретатель именной эмиссионной документарной ценной бумаги не сможет осуществить по ней каких-либо прав без внесения в нее либо в документы, удостоверяющие его личность, заведомо ложных сведений.

В силу того, что подлог все-таки не исключается, для законного владельца таких бумаг должна быть законом предусмотрена процедура восстановления прав по утраченному сертификату. Это важно еще и потому, что исходя из буквального смысла ст.

29 Закона для осуществления своих прав по такой ценной бумаге владельцу необходимо предъявить эмитенту ее сертификат1.

1 Правда, в ст. 16 Закона сказано, что владелец или номинальный держатель именных эмиссионных ценных бумаг, выпущенных в документарной форме, может отказаться от получения сертификата. Факт выдачи или отказа от получения сертификата должен быть отражен в системе ведения реестра.

Но неясно, каковы должны быть в этом случае последствия такого акта. Означает ли это, что для осуществления прав владельца в данном случае достаточно обращения к реестродержателю? В Законе об этом ничего не сказано. Однако иной вывод из данной нормы представлялся бы просто лишенным смысла.

Действующее законодательство не содержит норм, препятствующих в таких случаях удовлетворению требований по ценным бумагам, поскольку личность владельца или номинального держателя легко может быть установлена по данным реестра.

Статья 142 ГК РФ содержит специальную норму: «В случаях, предусмотренных законом или в установленном им порядке, для осуществления и передачи прав, удостоверенных ценной бумагой, достаточно доказательств их закрепления в специальном реестре (обычном или компьютеризованном)».

Следовательно, предъявление сертификата для именных эмиссионных ценных бумаг не образует безусловное условие реализации заключающихся в них прав, если только соблюдены условия Закона об отказе от его получения.

200

Вместе с тем действующее законодательство такой процедуры не знает. В то же время, даже обладая сертификатом, собственник именных ценных бумаг не гарантирован от появления притязаний третьих лиц по тем же ценным бумагам.

Владеть сертификатом может одно лицо, а значиться в реестре в качестве «зарегистрированного владельца» (и также владеть сертификатом) — другое. Это возможно при использовании подложного передаточного распоряжения, злоупотреблений со стороны реестродержателя и т. д. Здесь сертификат не будет иметь абсолютной доказательной силы.

Он может рассматриваться судом в качестве одного из доказательств наряду с другими документами, в том числе с реестром владельцев ценных бумаг.

В сложившейся ситуации было бы уместно допустить выдачу дубликатов взамен утерянных сертификатов именных ценных бумаг на основании заявления зарегистрированного владельца, на что обращал внимание и М.М.

Агарков, анализируя нормы Торгового уложения Франции.

Однако легализация этого правила означала бы окончательное признание того факта, что приоритет при установлении владельца именных ценных бумаг принадлежит информации, содержащейся в реестре.

Законодательная норма о восстановлении именных ценных бумаг существует только для именных облигаций акционерных обществ. «Утерянная именная облигация возобновляется обществом за разумную плату» (абз. 8 п. 3 ст. 33 «Закона об акционерных обществах»,), т. е. зарегистрированное лицо может получить сертификат на свои ценные бумаги в любое время и сколько угодно раз.

Из правила о безусловном и беспрепятственном восстановлении сертификатов облигаций вытекает следующий вывод: наличие сертификата облигации не имеет решающего значения для легитимации управомоченного по именной облигации лица. Такая легитимация может достоверно осуществляться и на основе данных реестра облигационеров, а следовательно, в сертификате нет необходимости.

Виндикация предъявительских ценных бумаг и ордерных ценных бумаг с бланковым индоссаментом допускается действующим законодательством в исключительных случаях'. В част

1 Примечательно, что в свое время Н.О.

Нерсесов вообще выступал против допущения виндикации предъявительских ценных бумаг Он объяснял свою позицию тем, что, во-первых, права требования виндицировать нельзя, во-вторых, запрет виндикации не нарушает интересов собственника, лишившегося бумаг, поскольку он сохраняет возможность предъявить иск из причинения вреда непосредственному нарушителю своих прав (Нерсесов И.О. Указ соч. — С. 11).

201

ности, п. 3 ст. 302 ГК РФ говорит о том, что деньги, а также ценные бумаги на предъявителя не могут быть истребованы у добросовестного приобретателя. И хотя в ней ни слова не говорится об ордерных ценных бумагах, при наличии бланкового индоссамента они подпадают под режим ценных бумаг на предъявителя.

Негаторный иск, в собственном смысле слова, нетипичен для таких квазивещей, каковыми являются ценные бумаги. Однако вполне уместны и допустимы другие вещно-правовые способы, представляющие собой своеобразный синтез виндикационного и негаторного способов защиты.

Например, иски о признании права собственности на ценные бумаги1, которые могут быть предъявлены не только в отношении документарных ценных бумаг, но и бездокументарных, или иски о восстановлении прав по утраченным документам на предъявителя и ордерным ценным бумагам, а также требования о признании факта принадлежности правоустанавливающих документов.

Обязательственно-правовые способы защиты применяются как в отношениях между управомоченными лицами (владельцами) и должниками по ценным бумагам, так и между собственниками (владельцами) и третьими лицами.

В силу публичной достоверности, присущей ценным бумагам, действительным и единственным субъектом права по ценной бумаге является только то лицо, которое в законе названо субъектом прав, удостоверенных ценной бумагой (ст. 145 ГК РФ). Никто другой не вправе требовать от должника исполнения.

Действующим законодательством риски по ценным бумагам распределены так, что исполнение обязанности по ценной бумаге лица, отвечающего установленным формальным признакам, освобождает должника от ответственности, даже если это лицо не имело прав на ценную бумагу.

А законный владелец, желая получить, например, дивиденды, может только предъявить получившему их незаконному владельцу иск о возврате неосновательного обогащения (ст. 1102 ГК РФ), а также о возмещении вреда (ст. 1064 ГК РФ),

1 Указанный способ защиты далеко не все исследователи согласны считать вещ-но-правовым. Например, Д В. Мурзин придерживается по этому поводу противоположной точки зрения (Мурзин Д.В. Указ. соч. — С. 86.).

Между тем официальная позиция арбитражного суда, опирающегося на положения ст. 12 ГК РФ, исходит из того, что данным способом непосредственно защищаются право собственности, хозяйственного ведения и оперативного управления (см. п.

11 постановления Пленума ВАС РФ от 17 сентября 1992 г. // Вестник ВАС РФ. — 1996. – № 3. – С. 84-86).

202

но не как утгравомоченное ценной бумагой лицо, а по общим правилам гражданского права (как лицо, пострадавшее в результате нарушения его вещных прав).

Действующее гражданское законодательство предусматривает, наряду с вышеупомянутыми традиционными обязательственно-правовыми способами защиты прав владельцев ценных бумаг, еще один универсальный способ защиты прав граждан от неправомерных действий эмитентов ценных бумаг. Он закреплен в п. 3 ст.

835 ГК РФ, которая предусматривает, что если иное не установлено законом, последствия, сформулированные в п.

2 этой статьи, применяются также в случаях: привлечения денежных средств граждан и юридических лиц путем продажи им акций и других ценных бумаг, выпуск которых признан незаконным; привлечения денежных средств граждан во вклады под векселя или иные ценные бумаги, исключающие получение их держателями вклада по первому требованию и осуществление вкладчиком других прав, предусмотренных правилами гл. 44 ГК РФ. Пункт 2 данной статьи предусматривает, что вкладчик может потребовать немедленного возврата суммы вклада, а также уплаты на нее процентов, определенных в ст. 395 ГК РФ, и возмещения сверх суммы процентов всех причиненных вкладчику убытков. Но обязательство, возникающее в этом случае, все же нельзя считать разновидностью деликта, как это делает, например, Д.В. Мурзин. По нашему мнению, данный способ защиты представляет собой частный случай ничтожной сделки, предусмотренной ст. 169 ГК РФ.

Источник: //economy-ru.com/birjevoe-delo-birja/zaschita-prav-vladeltsev-tsennyih.html

Новые правила предоставления информации акционерам

Как защитить права акционеров, являющихся владельцами ценных бумаг?

30 июля 2017 года вступили в силу изменения законодательства, устанавливающие новые правила предоставления документов и информации акционерам1. Ранее действовавший порядок предусматривал практически безграничные возможности для получения акционерами конфиденциальной информации о деятельности компании.

Столь широкие информационные права акционеров не только создавали предпосылки для неконтролируемого распространения коммерческой информации, но и часто являлись орудием гринмейла в руках недобросовестных акционеров.

Новые нормы, серьезно ограничивающие информационные права, призваны защитить акционерные общества от подобных рисков.

Предлагаем ознакомиться с новым порядком, пошагово рассмотрев действия общества при ответе на поступившее требование акционера.

1. КТО ТРЕБУЕТ ИНФОРМАЦИЮ?

Во-первых, общество должно установить лицо, обратившееся с требованием о предоставлении информации, и объем прав такого лица.

Правом на получение информации обладает акционер, и, в первую очередь, общество должно установить, является ли таковым лицо, запрашивающее информацию. Ранее действовавшие правила, установленные Законом Об АО2, не регламентировали порядок такого подтверждения.

В то же время Указание Банка России от 22.09.2014 г.

№ 3388-У устанавливало, что акционер, права которого учитываются в депозитарии, должен приложить к своему запросу выписку со счета депо, а факт владения акциями акционером, учитывающим права у регистратора, должен быть подтвержден обществом самостоятельно3.

Прежде чем описать новый порядок установления статуса лица, направившего запрос, необходимо обратить внимание на произошедшее концептуальное изменение — акционер теперь вправе запросить только те документы, которые относятся к периоду, когда он владел акциями общества. Ранее, как мы помним, акционер вправе был получить информацию и документы о любом периоде деятельности общества, в том числе и о том, когда он еще не являлся акционером.

Итак, новые правила предусматривают, что если акционер запрашивает документы, относящиеся к прошлым периодам деятельности общества, то он самостоятельно должен подтвердить, что являлся акционером в указанный период, приложив к требованию справку по своему лицевому счету в реестре или справку по счету депо. Стоит отметить, что практически любой документ общества изготовлен ранее даты направления акционером своего требования о его предоставлении, и, следовательно, формально относится к прошлому периоду деятельности общества. Но могут встретиться и документы, относящиеся к текущему периоду, например, действующая редакция устава. Для таких случаев новые правила не содержат каких-либо предписаний и, на наш взгляд, вполне применимы ранее действовавшие: статус акционера подтверждается самим акционером только в том случае, если он учитывает свои права в депозитарии.

1.2. Установив, что лицо является акционером общества, необходимо определить, каким количеством акций оно обладает. Для правильного определения объема предоставляемой информации нас будут интересовать 3 категории акционеров:

1) акционер – владелец любого количества акций любой категории (типа);

2) акционер – владелец не менее 1 % голосующих акций;

3) акционер – владелец 25 и более процентов голосующих акций.

Как мы видим, по сравнению со старым порядком добавилась еще одна категория акционеров — владельцы от 1 % до 25 % голосующих акций.

Как и прежде, необходимое количество акций может принадлежать как одному акционеру, так и нескольким акционерам, направившим совместное требование.

2. КАКУЮ ИНФОРМАЦИЮ ТРЕБУЕТ АКЦИОНЕР?

Во-вторых, обществу необходимо определить, имеет ли обратившееся лицо доступ к запрошенной им информации.

Действовавший ранее порядок предусматривал открытый перечень информации, подлежащей предоставлению акционерам: общество обязано было предоставлять любые документы, которые оно должно хранить в соответствии с требованиями законодательства и своих внутренних документов. Лишь документы бухгалтерского учета и протоколы заседаний правления могли получить только акционеры, владеющие не менее 25 % голосующих акций.

Еще одним концептуальным изменением стало то, что закон теперь четко определяет перечень информации и документов, подлежащих предоставлению каждой категории акционеров, оставляя перечень открытым лишь для определенных случаев. Давайте рассмотрим эти перечни.

• 1 %

Акционеры – владельцы акций любой категории (типа) в объеме менее 1 % голосующих имеют право доступа к строго ограниченному перечню документов, установленному пунктом 1 ст. 91 Закона Об АО.

К таким документам, например, относятся: устав общества, решения о выпуске ценных бумаг, протоколы общих собраний акционеров, годовая бухгалтерская отчетность и пр.

Перечень, по сравнению с действовавшим ранее, не включает, например, информацию о сделках общества, о решениях совета директоров, о правах на имущество, находящееся на балансе, и пр. Такие акционеры теперь не вправе запрашивать копии договоров, заключенных обществом, право на получение которых они имели до недавнего времени.

от 1 % до 25 %

Акционеры – владельцы от 1 % до 25 % голосующих акций имеют более широкие права и дополнительно к перечню, предусмотренному п. 1 ст. 91 Закона Об АО, получают доступ к другим документам и информации.

Информационные права владельцев указанного пакета акций разнятся для акционеров публичных и непубличных обществ, причем акционерам непубличных обществ законом предоставлены гораздо более широкие возможности.

ПАО.

Акционеры ПАО, владеющие от 1 % до 25 % голосующих акций, дополнительно получают доступ к:

– подробной информации, касающейся крупных сделок общества и сделок с заинтересованностью (при этом норма сформулирована таким образом, что вопрос о наличии у общества обязанности предоставить копию самого договора остается открытым);

– протоколам заседаний совета директоров;

– отчетам оценщиков об оценке имущества, в отношении которого обществом заключались крупные сделки или сделки с заинтересованностью.

____________________________________________________________________________________________В случае когда акционер, имеющий информацию о сделке, считает ее крупной или сделкой с заинтересованностью, ему может быть отказано в предоставлении информации о ней, если общество ее таковой не считает.

То есть проверить правильность квалификации акционер теперь не в состоянии.____________________________________________________________________________________________

НеПАО.

Акционеры непубличного общества, владеющие от 1 % до 25 % голосующих акций, получают доступ ко всем документам, которые общество обязано хранить в соответствии с законодательством и своими внутренними документами, за исключением протоколов заседаний правления и документов бухгалтерского учета. То есть для этой категории акционеров перечень предоставляемой информации и документов не изменился по сравнению со старым перечнем, действовавшим до 30.07.2017 г. в отношении акционеров, владеющих менее чем 25 % голосующих акций.

≥25 %

Акционеры, владеющие 25 и более процентов голосующих акций любого общества, дополнительно получают доступ к:

– протоколам заседаний правления;

– документам бухгалтерского учета.

С учетом последней позиции Верховного Cуда РФ только указанная категория акционеров получает доступ к договорам общества в составе документов бухгалтерского учета4.

Устав любого акционерного общества может предусматривать и меньшее количество акций, необходимое для доступа к указанным документам. Такое положение устава принимается в общем порядке – ¾ от присутствующих на собрании акционеров.

2.2. Помимо перечней, новый порядок предусматривает и другие ограничения для предоставления информации и документов акционерам. Указанные ограничения заимствованы из сформировавшейся судебной практики, защищающей общества от злоупотреблений акционеров. Так, акционеру может быть отказано в доступе к документу, если:

– электронная версия этого документа раскрыта обществом в соответствии с законодательством о ценных бумагах;

– документ запрашивается повторно в течение 3 лет;

– документ относится к прошлым (более 3-х лет) периодам деятельности общества, за исключением информации о сделках, исполнение по которым продолжается на момент обращения акционера;

– и, как указывалось выше, документ не относится к периодам, когда лицо являлось акционером общества.

3.ЗАЧЕМ АКЦИОНЕР ТРЕБУЕТ ИНФОРМАЦИЮ?

В-третьих, общество вправе удостовериться, с какой целью запрашиваются документы. Новый порядок предусматривает, что акционер в своем требовании должен указать деловую цель, с которой запрашиваются документы, а общество вправе ему отказать в доступе, если она не указана, либо указанная цель не является разумной, либо состав запрошенных документов не соответствует указанной цели.

Как мы видим, у общества появились серьезные основания для отказа в предоставлении информации, при этом понятия, используемые законодателем («деловая цель», «законный интерес», «разумная цель»), являются оценочными, и разные лица, применяющие закон, могут понимать их по-разному.

Защищая общества от злоупотреблений акционеров, на наш взгляд, закон предоставил теперь уже обществам возможность для еще больших злоупотреблений5. ____________________________________________________________________________________Такое новшество влечет за собой еще одно немаловажное последствие.

Если раньше вывод о правомерности отказа общества в предоставлении акционеру информации в связи со злоупотреблением последним своими правами мог сделать только суд, то теперь такой вывод может сделать и Банк России, рассматривающий административное дело.

__________________________________________________________________________________

Деловая цель указывается в требовании не всегда. Так, указание деловой цели не требуется:

– при запросе акционером документов и информации, предусмотренных закрытым перечнем, содержащимся в п. 1 ст. 91 Закона Об АО;

– при запросе любых документов акционером, владеющим не менее 25 % голосующих акций;

– при запросе любых документов обладателем специального права (золотой акции).

Как мы видим, у общества появилось много новых оснований для отказа акционеру в доступе к информации и документам. Отказывая акционеру, общество обязано исчерпывающим образом указать основания для отказа, отсутствие же таких указаний вполне может быть квалифицировано как правонарушение.

Стоит констатировать, что для акционера запрос документов превратился в нетривиальную задачу со множеством ограничений и правил, для выполнения которых требуются специальные познания.

4.КАК ПРЕДОСТАВИТЬ ИНФОРМАЦИЮ?

В-четвертых, убедившись в том, что акционер имеет право на получение запрошенной им информации, общество должно правильно организовать ее предоставление.

Следует отметить, что процедура предоставления доступа к документам практически не претерпела изменений. Доступ все также должен быть обеспечен в течение 7 рабочих дней в помещении исполнительного органа общества.

Акционер все также может потребовать предоставления ему копий документов. Плата, взымаемая обществом за предоставление копий, по-прежнему не может превышать затрат на их изготовление.

Но теперь в законе предусмотрена возможность требовать от акционера предоплаты в случаях, предусмотренных уставом или внутренним документом общества.

Также в Законе Об АО появился подробный порядок предоставления акционерам документов, содержащих конфиденциальную информацию, впрочем, принципиально не отличающийся от порядка, установленного ранее все тем же подзаконным актом. Публичным обществам следует обратить внимание на новое правило, действующее с 30.07.2017 г.

: на сайте общества должны быть уже сейчас размещены условия соглашения о конфиденциальности, заключаемого обществом с акционерами, получающими доступ к конфиденциальной информации в порядке, предусмотренном ст. 91 Закона Об АО6.

Отсутствие такой информации на сайте общества может быть квалифицировано как правонарушение, ответственность за совершение которого предусмотрена ч. 1 ст. 15.19 КоАП РФ.

В завершение хотелось бы особо отметить новую возможность, предоставленную законом непубличным акционерным обществам.

Любые предусмотренные законом правила, связанные с предоставлением акционерам непубличного общества доступа к его документам, могут быть изменены уставом.

Такие положения могут быть предусмотрены уставом при учреждении непубличного общества или внесены в него по решению, принятому общим собранием акционеров единогласно.

Евгений Гришанин Заместитель генерального директора АО ВТБ Регистратор

Более подробные сведения о новом порядке предоставления информации акционерам вы можете получить, посмотрев запись нашего вебинара на сайте газеты по адресу: www.aogazeta.ru.

Статья размещена в газете Контрольный пакет № 2 (33) 2017

1 Федеральный закон от 29.07.2017 г. № 233-ФЗ.

Источник: //zen.yandex.ru/media/id/5a797ccb9d5cb3539bae608e/5a8404f88c8be368a36ecd8f

Юрист Лукин