Что делать, если муж угрожает покончить жизнь самоубийством?

Что делать, если близкий человек угрожает самоубийством?

Что делать, если муж угрожает покончить жизнь самоубийством?

За последние несколько месяцев МЧС РК сообщало о попытках суицида, предпринятых жителями Петрозаводска, по меньшей мере, трижды.

Дважды самоубийцы пытались прыгнуть с моста – Гоголевского и Лососинского. Один раз женщина угрожала выпрыгнуть из окна своего дома. Во всех случаях спасателям удавалось отсрочить прощание с миром. Суицидники охотно болтали с диспетчером МЧС, которому дозванивались сами, пока специалисты мчались на помощь, а потом позволяли уговорить себя не расставаться с жизнью.

В то же время, весной этого года Петрозаводск потрясла страшная новость – молодая мать, совершенно счастливая и благополучная внешне женщина, ушла гулять с собакой на Курган и пропала.

Поисковая операция была развернута по всем правилам. Сначала полиция нашла привязанного к дереву в глуши лабрадора, а потом – тело петрозаводчанки, которая покончила с собой, осиротив своего маленького сына.

Никаких звонков в МЧС самоубийца не делала.

В действительности, специалисты в области психологии различают две основные разновидности самоубийства – истинное и демонстративное.

С истинным — все обстоит просто и печально. Человек обдумывает свое поведение, планируя собственное убийство. Не редко самокиллеры заранее выбирают способ ухода из жизни, даже пользуются интернетом – найти соответствующую информацию, к сожалению, не трудно. При этом, как уверяют психологи, подготовка может занять несколько лет.

Не редко в анамнезе самоубийцы уже есть попытка суицида или даже несколько.
При этом перед запланированной смертью человек может привести дела в порядок, раздать долги и даже затеять генеральную уборку. Как считают психологи – это подсознательная попытка минимизировать неудобства, которые будут испытывать окружающие.

Что наша смерть? Игра!

Псевдосуицид, или демонстрационный суицид – совсем другая история. Ни о каком тщательном планировании речь не идет. Особенно в тех случаях, когда спутником и советчиком самоубийцы становится алкоголь. Именно с такими «демонстаторами» чаще всего приходится иметь дело специалистам МЧС.

Причем предполагаемый прыжок с моста – далеко не единственная угроза. Киношный вариант с таблетками тоже имеет место быть. Впрочем – реже. В любом случае, объединяет псевдосуицидников желание заявить о себе, привлечь внимание к своим проблемам. Делают это не только с помощью крика, но и молча, прося о помощи порезами на руках (не имеющими ничего со вскрытыми венами).

Но чаще всего те, кто жаждет продемонстрировать свое отчаяние, не пренебрегают и мерами безопасности, и помощью. Правда, по русской традиции откладывать визит к врачу до последнего, предпочитают прибегать к экстренным мерам.

Любая человеческая жизнь ценна, поэтому с демонстрирующими свою решительность, но цепко держащимися за перила моста обеими руками , в МЧС Карелии уже умеют работать. Как газете «П» пояснили в ведомстве, пока спасатели несутся на всех парах к месту возможной трагедии, на телефонном проводе с жертвой висит диспетчер.

О чем сотрудник беседует с самоубийцей, какими сказками развлекает – нам неизвестно. В МЧС эту тайну выдать категорически отказались, опасаясь того, что отработанный вариант может дать осечку. Тем не менее, диспетчеры действуют по инструкции ведомственных психологов, и к каждому «прыгуну» – «летуну» ищут свой подход.

Что-то ты не договариваешь…

Причин для принятия последнего жизненного решения может быть масса. Личная трагедия стороннему наблюдателю может показаться сущей мелочью, не стоящей внимания. Поэтому предугадать поведение решительно настроенного «истинного» самоубийцы нельзя. Зато можно увидеть признаки, которые могут стать тревожными сигналами.

Суицидальное поведение вовсе не обязательно проявляется меланхолией. Задумавший недоброе человек может быть «взвинчен» долгое время. Тревожность и нарушения сна и аппетита тоже частые признаки. Конечно, если родственник или друг жалуется на бессонницу и усталость – это не повод вести его к психиатру.

А вот если родственник или друг жалуется на свою ненужность и бесполезность, просит прощения у окружающих за несуществующие грехи, постоянно заводит разговоры о смерти, забросил все свои увлечения и хобби, то проконсультироваться со специалистами стоит. Причем – не теряя времени. Это как раз тот случай, когда излишняя подозрительность оправдана.

Специалисты уверяют, что поколебать решимость самоубийцы может повышенное внимание со стороны близких – забота, постоянные разговоры могут отвлечь человека от черных мыслей и прогнать ощущение собственность бесполезности. Причем забота не должна быть поверхностной. Какими бы несущественными и надуманными ни казались поводы для тоски, не стоит относиться к ним легкомысленно.

От самоубийц – «показушников» тоже нельзя отворачиваться. Неизвестно, насколько далеко может завести желание доказать степень своей тоски и отчаяния. Особенно, когда человек стоит на подоконнике девятого этажа, за его спиной плещется воздух, а в нем самом – изрядная доля горячительного.

Вызывай 03

Как рассказал нашей газете Михаил Сергеев, петрозаводчанин, по долгу службы регулярно общающийся и с самоубийцами-неудачниками, и с впавшими в белую горячку горожанами, назвать суицидом то, что проделывают люди, влезающие на мост с телефоном наперевес, нельзя.

Это — не более чем демонстративные суицидальные попытки.

Угроза самоубийства является способом управления, манипулирования значимыми людьми, как правило, близкими, а так же способом привлечения к себе внимания, – объяснил Михаил.

– Чаще всего демонстративные суицидальные попытки наблюдаются у людей, находящихся в алкогольном опьянении. Летом люди чаще пьют на улицах.

Но если и делают это дома, нет нужды надевать на себя ворох теплой одежды, чтобы уйти из дома, громко хлопнув дверью. Зимой чаще манипуляторы вызывают врачей домой.

Если вы застали своего родственника или знакомого, угощающегося горстью таблеток, или без сознания, но есть подозрения, что человек уже успел проглотить пригоршню лекарств, необходимо вызывать скорую.

Если в руках у жертвы собственных проблем нож, не стоит кричать и устраивать сцен.

Нужно попытаться убедить его спокойным тоном положить нож. Если он агрессивен, да еще и находится в состоянии алкогольного опьянения — пиво, кстати, тоже считается, лучше вызвать полицию, – посоветовал Михаил.

– Если же человек влез в петлю и уже находится без сознания, срочно снять и вызывать скорую.

В случае, если человек на ваших глазах завязывает узел на веревке и угрожает повеситься, демонстративно что-то показать пытается, отобрать веревку, удалить всех зрителей и опять же спокойно поговорить с ним. Возможно, стоит обратится к психотерапевту в поликлинику.

Источник: //ptzgovorit.ru/content/chto-delat-esli-blizkii-chelovek-ugrozhaet-samoubiistvom

Что делать, если близкий человек говорит о самоубийстве

Что делать, если муж угрожает покончить жизнь самоубийством?

В России показатель количества самоубийств — 16,5 случаев на 100 000 человек . Это немало, а в мировом масштабе цифры ещё больше. По данным ВОЗ, самоубийства являются второй ведущей причиной смерти среди молодых людей 15–29 лет .

К самоубийцам относятся с некоторым пренебрежением. Мем «чем больше самоубийц, тем меньше самоубийц» возник не на пустом месте: многие считают, что любое заявление о самоубийстве — это позёрство, что человек, который на самом деле задумался о суициде, сделает все приготовления незаметными для окружающих.

Флешмоб #faceofdepression показал, что иногда найти в поведении человека признаки суицидального поведения действительно крайне трудно. Но есть случаи, когда люди предупреждают о своём желании умереть — словами, действиями, намёками.

Мало кто понимает, как действовать, если родственник, любимый человек или друг упоминает о самоубийстве. С этой непростой темой мы обратились к психотерапевту Алексею Карачинскому.

— Когда человек говорит, что хочет покончить с собой, что это означает?

— Точных цифр назвать нельзя. Большинство людей (не 51%, а настоящее большинство) когда-то задумывались о суициде, но между «подумать» и «сделать» лежит пропасть — нужно принять серьёзное решение. Если человек думает о самоубийстве, это не значит, что он его совершит.

Окружающим важно интерпретировать, что человек хочет сказать, когда озвучивает желание умереть: хочет ли он обратить на себя внимание или на самом деле покончить с собой?

Я бы выделил два типа самоубийств:

  1. Суицид назло кому-то.
  2. Суицид из-за того, что человеку невыносимо жить.

Первый случай, например, если подросток грозится покончить с собой, когда ему что-то запрещают. На самом-то деле он не хочет умирать, но случается и такое. О таком варианте предупреждает демонстративное поведение.

Например, в моей практике был случай, когда я наблюдал солдата срочной службы, который всем показывал лезвия и грозился перерезать вены. Для военной структуры это проблема, и его сразу отправляли лечиться, а ему это и было нужно.

Когда же командир роты предложил ему довести задуманное до конца, он ничего не сделал.

Конечно, не всегда подобные случаи заканчиваются тем, что человек передумывает. Даже назло кому-то некоторые люди лишают себя жизни.

Во втором случае человек не видит смысла в жизни. Такие люди если и совершают самоубийство, то скорее всего это осмысленное и сильное действие. Если их получается спасти, то остаётся высокий риск рецидива. Если человек не хочет жить и не решит своих внутренних проблем, желание покончить с собой будет возвращаться.

Часто таким образом проявляется состояние, когда человек теряет смысл жизни, или длительная клиническая депрессия. В зависимости от того, ради чего человек говорит о самоубийстве, нужно и действовать.

— Как помочь близкому, который говорит о суициде?

— В любом случае человеку нужна поддержка и любовь — это то, что может дать каждый, для чего не нужно быть психологом или психотерапевтом. Любовь выражается в словах, в поддержке, в действиях — здесь универсальных советов нет, потому что все люди разные.

Но важно задуматься вот о чём.

В случае, если разговоры о суициде — это манипуляция, если мы в ответ на угрозы покончить с собой даём человеку то, что он требует — внимание, послушание, — насколько это ему поможет? Можно провести аналогию с воспитанием ребёнка. Если маленький ребёнок с плачем требует в магазине игрушку, а родители ему её покупают, то он усвоит, что слёзы помогают добиться своего.

Многие взрослые тем же способом решают проблемы: когда не могут повлиять на ситуацию, начинают воздействовать на эмоции.

Если за высказываниями о суициде стоит манипуляция, человек запомнит, что получит внимание в обмен на угрозу, выучит схему: если я несчастный и больной, меня любят. Это не значит, что надо отворачиваться или отмахиваться от человека, но и учиться противостоять манипуляциям тоже нужно.

Если же мысли и разговоры о самоубийстве возникают у человека в депрессии, после травмы, у человека с пустотой в глазах, нужно уделить этому больше внимания, реагировать иначе. Человеку важно чувствовать, что его любят: если мы не ощущаем своей нужности, появляется вопрос, зачем вообще оставаться в этом мире.

Нередко человек приходит к мысли о суициде, если не ощущает содержания или вкуса к жизни, а иногда и того и другого сразу. Важно понять, в чём потеря, и попытаться восполнить её: быть рядом, делиться впечатлениями, предлагать действия.

— Как подсказать человеку, что ему стоит посетить специалиста?

— Не нужно говорить прямо: «Давай сходим к психиатру» или «Покажись психотерапевту». Такой совет — это попытка навязать решение, она может вызвать чувство протеста. Вспомните, как в детстве родители заставляли убираться. Даже если до этого вы и хотели навести порядок в комнате, после приказа такое желание пропадало.

Предлагать обращение к специалистам нужно через свой опыт. Например, описывать ситуации, когда вам было плохо, и способы, которые вам помогли.

Когда человек сам приходит к мысли, что ему нужна помощь извне, то и помощь эта будет эффективней.

— Друзья часто пытаются заменить специалистов, помочь разговорами на кухне и советами. Но существует понятие «воронка травмы» — ситуация, когда человек с депрессивными мыслями повлияет на друга сильнее, чем ожидалось. Что делать, чтобы самому не «заразиться» нежеланием жить?

— Желательно понимать, что если вы некомпетентны, если морально не готовы к такой помощи, то одной любви и поддержки с вас достаточно.

Не всегда стоит даже расспрашивать человека о том, что случилось.

Представьте, попал человек в больницу. Его опрашивает медсестра, врач, соседи по палате, родственники, друзья, девушка или парень. И в какой-то момент негативные воспоминания от постоянного повторения переходят из краткосрочной памяти в долгосрочную, человека труднее вытянуть из негативных мыслей.

Спросите один раз. Если человек захочет, он расскажет.

Ещё важно понимать, какая именно поддержка нужна: поиск решения или сопереживание. Иногда нужно, чтобы человека просто выслушали. Не надо предлагать планы спасения, достаточно побыть рядом.

— Чего точно нельзя делать, когда пытаешься помочь? Какие фразы не стоит произносить, кроме «тебе пора к доктору»?

— К сожалению, в вопросах психического здоровья ещё много невежества. В ответ на слова о нежелании жить можно услышать что-то вроде этого: «Лучше займись делом», «В Африке дети голодают», «Просто не парься». Девушкам ещё часто советуют родить ребёнка.

Когда говорят, что при желании можно выйти из депрессии или захотеть жить, то это ошибка, ведь в таком состоянии желания-то как раз и нет.

Источник: //Lifehacker.ru/about-suicide/

Психотерапевт советует не поддаваться на шантаж самоубийцы

Что делать, если муж угрожает покончить жизнь самоубийством?

Форумы, посвященные самоубийству, – достаточно замкнутые мирки. Если администраторы форума не поверят в серьезность ваших намерений, уличат вас в нелояльности к самоубийству как способу решения проблем, вас могут “забанить” (выгнать с форума): вас обвинят в том, что вы не щадите чувства потенциальных самоубийц.

Но лейтмотив сообщений – игра с чувствами окружающих, чувствами близких: “Я сообщила родным, что собираюсь покончить с собой, но они меня не поняли…” Как тема популярен “каттинг” – увлечение, близкое увлечению самоубийством, – нанесение себе ран: “Для чего я показываю свои шрамы? Близким. “Случайно” я открываю свои шрамы. Жду реакции.

Она мне нужна для того, чтобы чувствовать, что я нужна этому человеку. Если реакции нет – режусь сильнее в следующий раз, потому что к отупению добавляется еще и боль от того, что близким все равно. И все это идет по нарастающей… Причем, что интересно, все равно, какая будет реакция.

Пусть это будет подзатыльник, пусть это будет крик “ДУРА!!!”, пусть это будет что угодно, но пусть оно – БУДЕТ. Потому что простой пустой взгляд родного человека – это больно!”

На текст: “Точно помню, что пару-тройку лет назад читал где-то про то, что в продвинутых Нидерландах собираются выпускать специальные таблетки для добровольного расставания с жизнью. Ничего об этом больше не слышал. Есть какая-то информация про это дело вообще или это все бред?” Человек получает серию ответов: “Готов закупить оптовую партию”; “формирую дилерскую сеть”…

Все это напоминает ребенка, играющего с ножом. Любой посторонний, кто это прочтет, должен ужаснуться. Испугаться за “ребенка”. Между тем “ребенку” только это и нужно: ужас окружающих. Такая игра.

Маленький шантаж с абсолютным алиби у шантажиста: ведь ему так плохо. Но что делать тем, чьи близкие начинают играть в эту опасную игру? Об этом рассказывает известный психотерапевт Борис Новодержкин.

– Что делают люди, когда они говорят о самоубийстве? Ведь иногда “игра в самоубийство” становится образом жизни…

– “Русская рулетка” – вещь классическая, люди ищут острых ощущений таким образом. Наверное, в нее по большому счету играют люди, у которых все в порядке. А самоубийством люди кончают от безысходности.

Вопрос встает: во время войны люди насморком болели или не до того было? В общем, если есть свободная, незадействованная энергия… Вообще самоубийство – это максимальное выражение чувства вины. Возможно, это звучит парадоксально.

Вина – это агрессия, направленная на самого себя. Самоубийство – предельное направление агрессии на самого себя. Агрессия – это энергия, направленная на изменение окружающего мира. Даже художник, который пишет картину, можно сказать, совершает акт агрессии.

Если нет возможности его изменить – ее направляют на себя. Человек кончает самоубийством от безысходности.

– А если люди говорят, как, скажем, на этом форуме: у меня все прекрасно, все есть, но смысл жизни потерял…

– Вроде у него все есть, но почему-то, по сути, изменить ничего не может: чувство вины не дает. Иногда причина самоубийства – это страх смерти, то, что человек абсолютно точно не может изменить, он не может стать вечным. Почему много говорят о самоубийстве? Смерть – это самая табуированная тема в обществе. Многие думают, что самая табуированная тема в обществе – секс.

Нет, смерть. Люди прибегают к самоубийству от безысходности. Но она, как правило, не связана с их физическим существованием: всегда есть какие-то способы приспособиться. А вот психологическая безысходность особенно заметна тогда, когда у человека с материальной точки зрения вроде бы все есть.

Поэтому нередко именно богатые, известные люди кончают с собой, хотя они могли бы влиять на мир самыми разными способами. Но, с их точки зрения, они теряют смысл жизни и нет ничего, что они хотели бы поменять, изменить окружающее. Одна из распространенных причин – безработица: энергии масса, но некуда ее направлять, и ее направляют на себя, внутрь.

И вот если эти участники “клубов” все это обсуждают, они хоть как-то направляют эту энергию вовне, сбрасывают напряжение…

– А у вас нет ощущения, что их игра “я всем докажу, что хочу покончить с собой”, может привести к трагическим результатам?

«Ны вы будете прыгать или нет?», и вот тогда я понял, что жить НАДО!

– В Интернете, где все анонимно, шантажировать особо некого, там скорее некая отдушина, и это может быть механизмом спасения. Когда меня начинают шантажировать самоубийством на терапии, я начинаю обсуждать… Например: “Ну да, есть разные варианты. Выбросишься из окна – мозги по асфальту, некрасиво! А если не до конца? Так и будешь потом калекой…

Таблетки – будут промывать, все вокруг будет загажено… Перед людьми неловко”. К сожалению, если не обсуждать, любая боль направляется внутрь, если не будет самоубийства, будут психосоматические заболевания, возможно, онкология… Но, когда это обсуждают с близкими, это превращается в шантаж.

Человек, который говорит близким, что хочет покончить с собой, тем самым берет их в заложники. Он начинает шантажировать их своим самоубийством. Допустим, я доведен до безысходности. А близкий начинает мне говорить: “Но ведь в жизни есть еще столько разных хороших вещей!!” И оказывается, что он совершенно не может меня понять.

А мне-то надо, чтоб он меня понял. Как это сделать? Я начинаю ему говорить: “Я сейчас покончу с собой, и ты ничего не можешь сделать с этим!” И тогда мой близкий оказывается в симметричной ситуации безысходности, и он зависит только от моего спонтанного решения.

И чем больше он пытается убедить меня ничего не делать, тем больше я ему демонстрирую его беспомощность. Два игрока – кто кого переиграет? Тот, у кого козырь в руках.

– Что же делать близкому в такой ситуации?

– Помнить об одной вещи: каждый человек сам в ответе за свою жизнь. Главное – не поддаваться на шантаж. Это так же, как в борьбе с терроризмом: с террористом нельзя вести переговоры. Суть в том, чтобы человек понял, что он делает.

Нужно оставить его одного с его решением, сказать ему: “Ты свободен!” Между прочим, потенциальные самоубийцы очень злятся на тех, кто их уговаривает изменить решение, борятся с ними, энергия нарастает… И когда игра доходит до определенной точки, эту агрессию на других очень легко обратить на себя.

У меня был один случай, я работал с группой, и одна девчонка вскочила на подоконник: “Ну что, мне прыгать?” Я до этого сказал: “Сделай то, что тебе страшно сделать!” – а она на подоконник… И я оказался в ловушке. Если я скажу: “Прыгай!” – вероятность, что она прыгнет, очень велика. Если я скажу: “Не прыгай” – я не смогу с ней больше работать как психотерапевт.

Что мне оставалось сделать? Я сказал: “Подожди, давай подумаем, что ты хочешь сделать… на самом деле…” Она зарыдала и слезла с подоконника. В этом смысле слезы, рыдания – очень хороший способ разрядки.

– А чего она хотела на самом деле?

– Человек, который хочет покончить с собой, хочет что-то доказать всему миру. А мир его не слушает. Мир безразличен. И человек ни на что повлиять не может. Поэтому он хватается за единственный доступный ему инструмент – собственную смерть. Он же не считает себя шантажистом, он действительно готов к этому.

– А “каттинг” – нанесение ран самому себе – имеет ту же природу, что и самоубийство?

– Ну да, тот же самый механизм чувства вины, агрессия, направленная на самого себя.

Что я могу сделать, если окружающий мир от меня отвернулся? Только сделать что-то с собой, потому что у меня есть некая фантазия, что я тем самым привлеку внимание окружающих.

И тут нельзя эту фантазию холить и лелеять и причитать над человеком, а надо ему просто спокойно сказать: “Ну я все понял, если хочешь – я пошел, можем пойти вместе – пивка попьем, а нет – ну оставайся, режь дальше…”

– Как вы думаете, могут ли разговоры о самоубийстве быть “заразными” для молодых людей с подвижной нервной системой? Может быть, социальные табу на самоубийство могли бы их защитить?

– Я не знаю статистику, но, по идее, процент сексуального насилия в обществе, где тема секса табуирована, должен быть выше. Думаю, что такой же закон должен действовать и в обществе, где табу на суицид. Очень важна возможность говорить об этом анонимно – это позволяет “спускать пар”…

И в этом смысле Интернет – хороший способ. Иначе близкие – заложники или настоящее самоубийство. Если есть возможность обсудить это во всех аспектах, если есть возможность осознать свою свободу…

Человека эта свобода как раз может удержать, чтобы он не покончил с собой на волне протеста, желания доказать всем свою правоту…

Прямым подтверждением слов Новодержкина стал один диалог на форуме:

“Хотелось бы увидеть здесь нечто сродни: 10 способов остановить самоубийство” (не надо смеяться надо мной, я серьезно). Я имею в виду собирательные способы, безотказные, способы заставить человека передумать убивать себя, универсальные. Например, меня в свое время остановило, что кто-то же ведь найдет мой изуродованный труп, я создам человеку лишние проблемы, в том числе с милицией.

Хотя, конечно, задачу я ставлю не из легких, я понимаю: просто, когда не хватает чувственных сил, надо быть хитрее, ведь чтобы спасти чью-то жизнь, все способы хороши”. “Меня остановило двухчасовое стояние на краю крыши, держа за руку друга под проливным дождем, рассуждая о жизни и смерти…

спустя 2 часа кто-то снизу крикнул: “Ну вы будете прыгать или нет?”, и вот тогда я понял, что жить НАДО!

Но это только мой случай…”

Источник: //rg.ru/2004/09/30/suicid.html

Юрист Лукин